Павел Александрович Шиллинговский, 1881-1942: Живопись, рисунок, гравюра

Павел Александрович Шиллинговский, 1881-1942: Живопись, рисунок, гравюра

Составитель сборника

Ильдар Галеев А. А. Харшак

Место издания

М.

Издательство

Галеев-Галерея

Языки

Русский

Год издания

2012

Кол-во страниц:

296, 333 илл.

Тираж

500 экз.

ISBN

978-5-88149-625-8

 

В книге, чей выход приурочен к выставке Павла Шиллинговского в московской Галеев-галерее, опубликовано почти 300 работ художника – его книжная графика, экслибрисы, портреты, виды послереволюционного Петрограда и блокадного Ленинграда.

Помимо статей Ильдара Галеева («Павел Шиллинговский и его Возрождение») и Андрея Харшака («Шиллинговский известный и неизвестный»), публикуются также две работы Петра Корнилова (1896 – 1981), ближайшего друга художника, - «О Шиллинговском» (1978) и «Книжные знаки и марки П.А. Шиллинговского» (1968).

Среди воспроизведённых в книге работ много гравюр на дереве. Они стали популярны в Европе после первой мировой войны. Причиной тому оказалась экономика: дефицит металла напрямую коснулся и жизни художников, работа с деревом была доступнее.

 

Автопортрет. 1916. Офорт

 

Самая известная работа Шиллинговского – не сразу оценённый современниками по достоинству альбом «Петербург. Руины и Возрождение» (1923, первые эскизы относятся к 1921 году). Он состоит из десяти гравюр, запечатлевших Дворцовую на бережную и Литовский рынок, Тучков мост и «Васину деревню» (так называется группа домов на 17 и 18 линиях Васильевского острова). Альбом давно стал библиографической редкостью. Коллекционеров притягивает в нем и качество графики, и виды старого Петербурга, разрушающегося, но все ещё не разрушенного. Умирающая цивилизация привлекает и потомков, и современников, надеющихся удержаться на плаву, предполагающих, что именно их историческая катастрофа как-то обойдет стороной.

Сам Шиллинговский встретил смерть в блокадном Ленинграде. В декабре 41-го он защитил докторскую диссертацию по искусствоведению, в апреле 42го погиб от истощения.

Он похоронен в коллективной могиле профессоров Академии художеств на Смоленском кладбище – вместе со знаменитым «мирискусником» Иваном Билибиным и ещё шестью коллегами. Через несколько месяцев после гибели его коллеги и друзья собрались в мастерской художника в Тучковом переулке. По предложению Академии художеств квартира должна была стать филиалом Русского музея, но тот в итоге от неё отказался, она досталась классику соцреализма Александру Самохвалову.

 

 

Маски для привлечения и запугивания духов. 1932. Офорт


К счастью для наследия Шиллинговского, оно оказалось в руках его лучшего друга. Павел Корнилов приложил много усилий для популяризации творчества Шиллинговского, раздаривал его музеям по всей стране. Публикуемая в книге переписка двух друзей – важнейший документ и для биографии Шиллинговского, и для общего понимания культурной и духовной ситуации в стране.

Из семьи Корнилова и происходит большая часть экспонатов нынешней выставки.

Правда, в каталоге – самом полном на сегодня издании Шиллинговского - круг участников заметно расширен. Здесь воспроизведены работы из других частных собраний, а также музеев - Государственного музея города Санкт-Петербурга, ГМИИ им. А.С. Пушкина и даже Национального музея искусств Молдовы, куда Русский музей в своё время передал всю живопись Шиллинговского, сочтя её недостаточно для себя интересной.

Наверняка его работы есть и за границей. До войны Шиллинговский выставлялся с «Миром искусства», а также на зарубежных выставках, в том числе в Лейпциге.

- А.М.


Время публикации на сайте:

17.02.13

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus