Теория моды № 29

Теория моды № 29

Место издания

М.

Языки

Русский

Год издания

2013

Колонка редактора

Дорогие читатели, перед вами 29-й выпуск журнала «Теория моды: одежда, тело, культура».

В разделе «Одежда» мы обращаемся к весьма актуальной сегодня теме школьной формы, единый стандарт которой грозятся ввести через год во всех российских школах. В споры вокруг школьной формы мгновенно включились все: родители, обуреваемые не самыми радужными воспоминаниями из собственного опыта ее ношения; политики, которые, кажется, форму не носили вовсе и по какой-то неведомой причине связывают с ее возрождением утопические мечты о всеобщем равенстве и верят, что дети в одночасье станут послушными и прилежными; представители церкви, которые на протяжении последних лет грезят введением, прежде всего для женщин, загадочного «православного дресс-кода», который должен способствовать росту нравственности и морали в обществе. Увы, ношением одинаковой одежды проблемы с дисциплиной и успеваемостью не решить, но людям, в особенности государственным мужам, предлагающим новые старые законы, очень свойственна вера в чудеса и в волшебные превращения.

Отчего вопрос о школьной форме вызывает такое количество самых противоречивых реакций? Во многом эти споры связаны с комплексом идей, которые непременно ассоциируются с любой форменной одеждой и чаще всего сводятся к порядку, контролю и дисциплине, которым сопротивляется наше стремящееся к своеобразию и стилевой игре индивидуальное тело. Пока закона о прозодежде[1] для школьников нет, решение о введении формы будет приниматься администрациями самих образовательных учреждений, что они уже активно делают: отпуская детей на летние каникулы, школьное руководство дало родителям наказ по всей форме подготовиться к новому учебному году. За год заботливое государство в сотрудничестве с известными российскими дизайнерами, возможно, разработает и утвердит новый формат школьного костюма. К примеру, Вячеслав Зайцев уже успел представить свою коллекцию одежды для школьников младших классов под весьма красноречивым названием: «От заурядной неприглядности к красоте и практичности». Если говорить о зарубежном форменном опыте, то бытование школьной формы «у них», судя по всему, управляется очень простой логикой: в демократических странах, вроде Великобритании, Дании, Франции и США, обязательной формы просто-напросто нет. Она принята в отдельных школах, преимущественно частных, как знак корпоративной принадлежности, в остальных же случаях дети в основном носят джинсы, которые и практичнее (стирать их можно бесконечно), и удобнее (бегать в них во время перемен гораздо сподручнее, чем в сковывающих движение пиджаках), и уж точно демократичнее любых других видов одежды. В таких странах, как Австралия, Чили, Гонконг, Израиль, Китай, ЮАР, Сингапур, Турция, — в большинстве школ форма обязательна, но виды ее варьируются в разных учебных заведениях. В Германии в некоторых школах дети носят форму, но при этом формой ее стараются не называть по причине возможных милитаристских коннотаций. Обязательная форма, ставшая по-настоящему культовой (знаменитая «сейлор-фуку», матроска, в которую одеты героини мультипликационного сериала «Сейлор мун»), введена и в Японии, но опять-таки в каждой школе существуют свои варианты форменного костюма. С другой стороны, в таких странах, как Нигерия, Мьянма и Гана, введена форма единого государственного образца. Пополним ли мы этот список, покажет самое ближайшее будущее. Сомнительно, правда, что возвращение формы приведет к возрождению отечественной легкой промышленности или волшебным образом скажется на дисциплине или успеваемости российских школьников, и уж совсем с трудом верится, чтобы очередное «оформление» упразднит имущественное неравенство в школьных коридорах. Кроме того, уповая на волшебные свойства форменной одежды, не стоит забывать про неформальную жизнь школьной формы, которая в умелых руках ученика нарушает любые уставы и оборачивается своим бунтарским alter ego.

Раздел «Тело» посвящен костюму и танцу, как сценическому, так и социальному: вместе с модой на танцы менялась и мода на костюм, танец приводил в движение не только тела танцующих, но зачастую провоцировал весьма серьезные социокультурные сдвиги.

Авторы раздела «Культура» размышляют о феномене уличного стиля, находящегося в центре внимания исследователей, блогеров, модных журналов, которые наряду с фотографиями показов непременно размещают на своих страницах снимки пойманных на улицах самых разных городов продвинутых «жертв моды» с подробным разбором полетов: что и от какого дизайнера, из какого магазина, с блошиного рынка или из бабушкиного сундука, сшито подругой или связано приятелем. Исторически сложилось, что от улицы мы ждем взрыва, непременно «лука», поэтому одетые в неприметную одежду горожане клеймятся как скучные ренегаты, которые боятся открыто выражать свою индивидуальность, прячась в футляр урбанистической униформы. К слову сказать, униформа, несмотря на свою, казалось бы, одномерность и прямолинейность, является одним из самых сложно закодированных и многоуровневых видов костюма. Все, кто имеет опыт ношения форменной одежды, знают, что у нее есть явная и тайная жизнь. Укорачивание юбки, заламывание тульи фуражки не по-уставному — список игровых отношений с униформой и ее деталями можно продолжать до бесконечности. Очевидно одно, человек в футляре униформы (и школьной в том числе) рано или поздно нарушает регламент и обнаруживает свое не сводимое к количеству пуговиц, складок и карманов присутствие.

С наилучшими пожеланиями,

Людмила Алябьева, шеф-редактор журнала «Теория моды: одежда, тело, культура»   



[1] Прозодежда — сокращение от производственной одежды — явилась совместным проектом советских художников-конструктивистов Варвары Степановой и Любови Поповой, призванным обеспечить новых людей новой страны новой не подверженной влияниям буржуазной по своей природе моды функциональной одеждой.

 

 

Содержание номера

 

Письмо редактора

Одежда

Школьная ре-форма

Юлия Демиденко. Дети в униформе

Джуди Пак. От однотипной одежды к однотипному мышлению: школьная форма и требования к внешнему виду в средних и старших классах Южной Кореи

Евгения Пищикова. Коричневое платьице

 

Тело

Мода и танец

Джудит Чейзин-Беннаум. Тяга к совершенству: неоклассическая мода и балет

Николетта Мислер. Костюм,тело, движение: история костюма. Рождение и конец нового танца

Ирина Сироткина. Фокстрот и мода в Советской России

Линден Хилл. Секс, наркотики, рок-н-ролл и балетные трико труппы Джоффри

 

Культура

Уличный стиль

Хироси Наруми. Уличный стиль и его значение в послевоенной Японии

Софи Вудворд. Миф об уличной моде

 

Музейное дело

Кристофер Бруард. Между музеем и академией: исследования в области моды и «заинтересованные стороны»

 

Книги

Александр Марков. Когда теория моды стала классикой

Андрей Завадский. Грациозно и ничего личного

Яна Мелкумова. Моделирование модели

Алексей Мокроусов. Вокруг Дягилева

 

События

Мария Хачатурьян. Будешь ходить простоволосая —скальп сниму

Белла Нейман. Наследие Мариано Фортуни-и-Мадрасо на выставке в Нью-Йорке

Татьяна Каратеева. Будущее, наполненное прошлым

Мария Хачатурьян. Карнавал модных монстров: между трансгрессией и авангардом

Белла Нейман. Панк: будущее поколения «без будущего»

Андрей Завадский. Галопом по салопам

Summary

 

Время публикации на сайте:

22.09.13

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus