Дэн Браун: путешествие в преисподнюю

Фото: Book Zone TV

 

В связи с выходом последнего романа Дэна Брауна "Ад", который уже успел завоевать одобрение критиков и интерес требовательных читателей, мы задали несколько вопросов автору "Кода да Винчи" и "Ангелов и демонов". Теперь его героя ждет встреча с новой трудноразрешимой загадкой, связанной с очередным культурным символом и таинственным кодом.

 

- Вы сказали, что первый раз прочитали "Ад" Данте в университете. Когда Вы в первый раз поняли, что это произведение могло бы стать основой для нового романа?

 

- Я понимал по меньшей мере на протяжении десяти лет, что когда-нибудь напишу роман, где будет описан мир Данте Алигьери. Пока я изучал материалы, на основе которых создал романы "Код да Винчи" и "Ангелы и демоны", я погрузился в историю церкви и философию. Дополнительной информацией в ходе исследования для меня стало понимание того, как популяризованное видение загробной жизни Данте повлияло на современное христианское восприятие ада. Понятие ада, разумеется, существовало задолго до Данте, но было достаточно расплывчатым. В Библии ад был изображен как преисподняя с неугасающим огнем. В классической мифологии приводилось более конкретное описание местности и обитающих там чудовищ. Однако только после того, как Данте опубликовал "Божественную комедию", человечество получило живое и при этом систематизированное изображение преисподней. Данте показал ад как многослойную яму страданий, где провинившимся полагаются за разные грехи особые наказания. Эта концепция позволила утвердить основную функцию ада – устрашение грешников.

 

- Вы изучали творчество и биографию Данте, полную тайн, окружавших его во Флоренции. Какое открытие удивило Вас больше всего?

 

- Поразительной для меня стала одна из тем "Ада" , а именно, изображение гордыни как наиболее серьезного из семи смертельных грехов: за это преступление наказанные помещались в самый глубокий круг ада. Понимание гордыни как наибольшего прегрешения прекрасно соответствует греческой мифологии, где высокомерие – основная причина падения персонажа. В мифологии гордый человек считает себя выше проблем мира…например, гордым можно назвать того, кто игнорирует несправедливость, потому что конкретная несправедливо разрешенная ситуация напрямую к нему не относится. Такое понимание присутствует и в тексте Данте: у него "наиболее темные места ада предназначены для тех, кто сохраняет нейтралитет во времена морального кризиса". Эта тема развивается на протяжении всего повествования.

 

- "Божественная комедия" Данте написана в особом, поэтическом стиле, так как это история пути поэта через ад, чистилище и рай. Какие из особенностей этого стиля повлияли на Вас при написании "Ада"? Вы полагались на конкретный перевод или переводы Данте?

 

– Ритм поэзии Данте и его использование анафоры действительно нашли место в "атмосферных" частях моего романа, и повлияли на то, как мой отрицательный персонаж говорит и пишет. К тому же в поэме Данте герои совершают постоянные физические перемещения, что наполняет повествование действием – это прием, который я всегда пытался использовать в своих романах, и, конечно, продолжил и в этом произведении. Что касается переводов Данте с итальянского, то одна из потрясающих возможностей цифрового века, полезных при написании книги, это возможность быстро и легко сравнивать многочисленные переводы. Были моменты, когда меня останавливало то, насколько разные существуют переложения, но в итоге я основывался на двух переводах, которые показались мне наиболее надежными: это Генри Уодсворт Лонгфелло и Алан Мандельбаум.

 

- Изображение преисподней у Данте основаны на средневековых представлениях о грехах и их последствиях. Вы считаете эти критерии по-прежнему актуальными для определение добра и зла в современном мире?

 

- Представления Данте о справедливости были основаны на понятии contrapasso (буквально: страдание противоположным образом), согласно которому каждому преступлению соответствует определенное наказание. Например, предсказатель, чей грех – предвидение будущего, наказан тем, что его голова помещена лицом назад, так что он видит только в обратном направлении; безжалостный человек, оставивший другого умирать голодной смертью, наказан тем, что его череп обгладывает тот, кого он бросил погибать; пара, совершившая прелюбодеяние, в наказание получает пожизненное сексуальное слияние без возможности получить удовлетворение. Сегодня во многих культурах понятие contrapasso и "око за око" исчезло, что и является причиной того, почему современные читатели находят жестокие наказания Данте удивительными.

 

- Данте написал свою поэму задолго до Леонардо да Винчи, но оба этих человека связаны тем, что были родом из Флоренции. Вы видите еще какие-либо схожие черты между ними?

 

- Помимо того, что Данте и Леонардо были флорентийцами, они еще возглавляют  пантеон великих деятелей искусства. И "Божественная комедия", и "Мона Лиза" - примеры тех редких человеческих достижений, которые остаются в истории и становятся культурными эталонами. Эти шедевры продолжают многое говорить нам столетие спустя после своего появления, они считаются образцом произведений, когда-либо созданных в своих областях творчества. Как и Леонардо, Данте имел огромное влияние на культуру, религию, историю и искусство. В дополнение к тому, что Данте создал свое систематизированное представление об Аде, он вдохновил таких светил, как Лонгфелло, Чосер, Борхес, Чайковский, Лист, Монтеверди, Микеланджело, Блейк, Дали и даже нескольких создателей современных видеоигр.

 

- Данте поместил себя в центр своей поэмы, но он также призвал фигуру из классического искусства, поэта Вергилия, в качестве надежного гида по путешествию во тьму. Вы олицетворяете своего героя Роберта Лангдона с Вергилием?

- По ходу приключений Лангдона его характер обнаруживает многочисленные черты, не имеющих аналогов у Вергилия в "Аде" Данте. Некоторые из них явные, другие более скрытые. Я надеюсь, что осмысление параллелей между поколением Вергилия и поколением Лангдона принесет читателю особое удовольствие. 

- Уже в начале "Ада" читателя окружают лишь намеки на различные обстоятельства и идеи, что вызывает у  него мучительные вопросы, на которые - ему остается на это лишь надеяться - ответы появятся по ходу развития сюжета романа. Вы задумали заинтриговать читателя подобным образом изначально, или это пришло в процессе работы?

- Прежде чем я начинаю писать роман, я составляю подробный план (план "Кода да Винчи", например, занимал более сотни страниц). Когда у меня уже есть ясное представление о сюжетной линии романа, я начинаю расписывать каждую главу, решая, прежде всего, не что я предложу читателю, а что от него скрою . Желание читателя узнать то, что я от него утаил, захватывает его больше всего, что бы я ни пытался изобразить.

- Когда мы впервые сталкиваемся с Робертом Лангдоном в "Аде", мы видим, что ему живется довольно комфортно, но затем он погружается в состояние непредсказуемости. Когда Вы задумывали свою книгу, вы знали, что сделаете жизнь героя такой трудной?

- Абсолютно точно. Только тот факт, что Лангдон попал в нелегкую для него ситуацию, означал, что у него появился шанс стать героем.

 

Перевод с английского: Анастасия Пенкина, стажер ГУ ВШЭ

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus