Арс-Пегас: «Поэзия – это провокация и осознанный конфликт с окружающей реальностью»

Арс-Пегас. Берлин, 2013

 


- Ты определяешь свою поэзию как «аморальную». Считаешь ее актуальной?

- У нас время такое, аморальное.

То есть в современном мире другая поэзия невозможна?

- Вовсе нет. Поэзия – она ведь очень разносторонняя. И я сам довольно многопластовый автор, у меня самые разные стихи. Просто все эти «развеселые словечки» суть некий вызов или, скажем, заманчивая вывеска. И когда человек углубляется в мое творчество, то понимает, что оно совсем не такое поверхностное.

Какова современная поэтическая сцена Москвы? Можно ли уже выделить некое поэтическое поколение?

- Про такое поколение можно будет говорить только лет через двадцать… Пока поколение это слишком громко сказано. Сейчас мы видим лишь некую моду на поэзию, не только в Москве и Питере, но и в регионах. Есть множество разных тусовок, которые иногда между собой конкурируют. И это, безусловно, хорошо, потому как в конкуренции рождаются сильные. Лет десять назад дела в этой сфере обстояли гораздо более тухло.

Как именно?

- Десять лет назад в московской поэтической тусовке я бы мог выделить только две основные площадки, которые привлекали к себе хоть какое-то внимание. Это сайт Стихи.ру, который тогда только-только вставал на ноги, а сейчас является самой популярной и массовой стихотворной площадкой рунета. И вторая площадка принадлежала Андрею Родионову, уже тогда довольно возрастному поэту. В настоящее же время поэтических тусовок – десятки, может быть даже больше.

С чем связаны подобные изменения предпочтений?

- Сегодня поэзия стала более молодежной, даже модной. В те же времена было совершенно не до этого, поэзия не занимала умы молодого поколения.

И где ты сам начинал творческое восхождение?

- Мое первое выступление состоялось 24 мая 2006 года на «Большом слэме», который проводил Андрей Родионов в клубе «Билингва».

Кто твои кумиры среди поэтов?

- Есть двое авторов, которыми я по сей день восхищаюсь – это Иосиф Бродский и Владимир Маяковский. И пусть в меня кидают камнями, обвиняют в «попсовости» вкусов… Для меня это два главных поэтических маяка. Ну, разумеется, самым первым маяком был Пушкин, его списывать со счетов ни в коем случае нельзя, поскольку именно он породил нынешнюю русскую словесность, которая, правда, сейчас всячески мутирует. Однако весь современный русский язык есть заслуга Александра Сергеевича. 

Как появился псевдоним «Арс-Пегас»?

- «Арс» с латыни переводится как «искусство», а Пегас – это белокрылый конь, символ поэзии в Древней Греции. Почти 15 лет назад мне, еще совсем юнцу, это сочетание показалось классным, и я решил избрать его себе в качестве псевдонима. Позже, пять лет назад на семинаре в Литературном институте Роман Сеф, известный советский поэт и замечательный сатирик, в пух и прах раскритиковал мой псевдоним, мол, что это за бред, Арс-Пегас, люди будут над вами смеяться, немедленно смените псевдоним… После этого я окончательно уверился в том, что «Арс-Пегас» именно мой псевдоним, большое спасибо Роману Сефу за это. Тем не менее, совершенно понятно, что Арс-Пегас это в некотором роде Арсений Молчанов, но Арсений Молчанов это ни в коем случае не Арс-Пегас, это разные личины. Даже в стихах моих это отражено.:

 

Выпита вся вода из-под крана,

И давно украден весь газ.

Вы знаете, по паспорту я – Арсений Молчанов,

Но по духу, конечно же, Арс-Пегас.

 

Как, на твой взгляд, складываются отношения у современной поэзии со СМИ?

- Я считаю, поэзия всегда была и будет оставаться уделом далеко не самой большой части общества. Поэзия всегда немножечко элитарна. А СМИ всегда с большой опаской относятся к элитарным вещам. Очень рискованно преподносить массовому потребителю нечто элитарное: он плюнет, отвернется и не прочтет - зачем СМИ это нужно? СМИ, конечно, иногда обращаются к поэтам, чтобы немного разбавить свой контент, но не более того. И это нормально, поэтам не стоит на это обижаться. Надо просто понимать, что массам поэзия не нужна. Исключение – 60-е, полные советские стадионы, пришедшие послушать Евтушенко и Вознесенского. Тогда это была отдушина для людей, у которых еще не было Интернета и рок-музыки. Чуть позже все это выплеснулось в бардовскую песню, а барды все же были ближе к народу, чем поэты. Тем не менее, и бардовская песня - удел меньшинства. Это не хорошо и не плохо, просто так устроен наш мир: массы интересуют приземленные вещи. Каждый должен заниматься своим делом.

Как ты бы определил свою целевую аудиторию? Кто эти люди, что у них общего?

- Если долго смотреть в бездну, бездна начинает смотреть в тебя. Поэтому долго изучать Интернет я никому не рекомендую. А в основном аудитория проживает именно в Интернете. C другой стороны Интернет – своего рода пища для меня: мне пишут люди не только из России или союзных республик, но и из других концов земного шара… Моя аудитория очень разносторонняя, и Интернет тому хорошее подтверждение.

Боишься ли ты непризнания, ситуации, что слушатель или читатель тебя не оценит, не поймет?

- Разумеется. Любой поэт этого боится.

И были у тебя случаи подобного анти-признания?

- Конечно! Без холодного душа нигде не обойтись. Всякое бывало… Поскольку я выступаю уже больше семи лет, меня много куда заносило. И по морде получал, и льдом закидывали, и со сцены стаскивали… И сам, бывало, покидал сцену раньше времени, хотя вообще стараюсь такое не практиковать, потому что в 99 случаев из 100 подобное поведение – снобизм. Правда, в том случае это было оправданно. Поэт должен быть готов ко всему, поскольку поэзия – это провокация и осознанный конфликт с окружающей реальностью, поэтому любой, кто ступил на этот путь, обязан понимать, что его ждут всяческие преграды.

Ты – столичный поэт, коренной москвич. Какие места в Москве тебя вдохновляют? В одном из интервью ты признавался, что любишь метро…

- Да, метро я очень люблю! Начать с того, что Москва – это город контрастов, и метро также представляет собой огромный контраст. В 30-е оно строилось заключенными, в 40-е – пленными немцами. А люди, которые приезжали в Москву из других регионов, со всего СССР, где такого еще и в помине не было, восхищались метрополитеном, считали одним из чудес света, не зная и не догадываясь, что все это великолепие было построено обычными бесправными людьми. Москва и по сей день – один сплошной контраст. Вот сейчас мы сидим в кофейне напротив Курского вокзала. Тут с одной стороны огромные дорогущие бутики и рестораны, с другой – грязь и мерзость Курского вокзала с его бомжами, торгашами, ментами… Такая картина подталкивает к размышлению, анализу и творчеству. В общем и целом, контраст – это хорошо.

 

С биографией и творчеством поэта можно ознакомиться на его официальном сайте.

 

Интервью подготовила практикант MoReBo Руслана Шлык, студентка ГУ ВШЭ.

 

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus