Таня Валенски: «Ей предложили сократить все, что касалось Советского Союза»

 

 

 

В Германии вышли «Московские дневники» Кристы Вольф, книга, в которой собраны дневники путешествий знаменитой писательницы в СССР за многие годы. В ней рассказывается о встречах, которые случились с автором на советской земле – не только с советскими литераторами, такими как Лев Копелев и Ефим Эткинд, но и, например, с Максом Фришем.

Русский перевод книги готовится в издательстве «Текст».

MoReBo беседует с одним из редакторов немецкого издания.

 

 

- Какое место в наследии Кристы Вольф занимают дневники ее путешествий?

- Спустя три года после смерти вгоду муж писательницыГерхард Вольф издал путевые заметки Кристы Вольф из ее наследия. У Кристы Вольф всегда были очень тесные отношения с Советским Союзом, и с живущими там людьми, и с русско-советской литературой. Г-ну Вольфу было важно сделать доступными для публики дневники путешествий, создававшиеся на протяжении десятка поездок между 1957-1989 годов, тем более что сам он участвовал в четырех из них. Так что русские друзья были общими. Он прокомментировал записи и дополнил их фотографиями, текстами и документами из личного архива, например, письмами Льва Копелева и Ефима Эткинда. Журналы путешествий не предназначались автором для публикации и возникли параллельно с собственно дневником, который она вела на протяжении части своей жизни. Герхард Вольф видит в них важный документ эпохи, дающий к тому же значительный биографический материал, касающийся его жены и их совместной жизни. Ведь к поездкам и путешествия Кристы Вольф, скажем, во Францию, США или Италию нет сравнимых по объему и значению записей.

 

- На немецком опубликованы все известные на сегодняшний день тексты писательницы?

- Да, все, полностью С 2004 года издателем текстов Кристы Вольф является .

 

- Можно ли говорить, что Россия \ СССР играли особую роль в ее жизни?

- Вне всякого сомнения. Советская Россия была точкой отсчета в жизни Кристы Вольф, это была страна, к которой она стремилась, ее вторая родина. Оттуда – собственно, уже в советской оккупационной зоне после войны – начала возникать ее «русская жизненная сеть», узловые пункты которой образовывали люди, путешествия, опыты, идеи и литература. Чего стоит хотя бы знакомство с писателем Максом Фришем на Волге в 1968-м и со внуком Достоевского в том же году в Ленинграде!

Впервые Криста Вольф прилетела в Москву в 1957-м молодой женщиной – почти так же, как другие люди совершают паломничество в Лурд: коммунистическая утопия, которую воплощал Советский Союз, заполнила идейный вакуум, возникший после торжества нацистской идеологии и Холокоста. Участвовать в строительстве справедливого и лучшего – то есть социалистического, по образцу Советского Союза – общества в ГДР, это казалось наполненным смысла, было словно искуплением за ее детское ослепление.

 

- Как глубоко эти отношения с русским проникли в ее прозу?

- Свои первые впечатления от Москвы и Киева Вольф отразила в «Московской новелле», опубликованной в 1961 году – историей недослучившейся любви между немкой и русским. В ее последнем большом автобиографическом произведении «Город ангелов или доктора Фрейда» (2010) она размышляет и вспоминает прежде всего о своих личных отношениях с русскими – большинство из них, диссиденты и евреи, были вынуждены уехать в эмиграцию.

Тем временем сама она путешествовала, писала и читала. Помимо ее любимой книги, «Мастера и Маргариты» Булгакова, известно о чтении примерно 30 российских и советских авторов начиная с Айтматова, включая Макаренко, Солженицына, Трифонова, и до Людмилы Улицкой. Русские и советские мотивы можно обнаружить и в ее книгах: Гагарин в „Расколотом небе“ (1963), Достоевский в „Размышлениях о Кристе Т.“ (1968), Чернобыльская электростанция в „Аварии“ (1986) – вот лишь некоторые примеры, помимо „Образцов детства“ (1976). Тем не менее изданные путевые дневники Вольф документируют длившийся четыре десятилетия процесс расставания с иллюзиями и медленным отрезвлением от реального социализма и трудными для граждан СССР буднями реформ эпохи гласности и перестройки. Ее печальное прощание с Москвой в октябре 1989 года в Шереметьево совпало с потерей первой родины, ГДР, переставшей существовать несколько месяцев спустя.

 

- Полностью ли сегодня доступно русскоязычному читателю наследие Кристы Вольф?

- Все книги Кристы Вольф переведены или переводятся на русский язык. Сейчас идет работа над «Городом ангелов…», начинается работа над «Московскими дневниками», прошли первые переговоры по поводу авторских прав на ее последний рассказ «Август» (2011). На русском не опубликована лишь «Московская новелла». Несмотря на восторженно-идеализированные картины столицы и советской жизни, образ бывшего офицера Павла показался советским культаппаратчикам недостаточно сильным. Его любовь к немке, которая вдобавок ко всему разрушила его карьеру врача была несовместима с тогдашними литературными установками. Проблемы, впрочем, были и у одной экранизации. «Кассандра» (1983) вышла на экраны с десятилетним опозданием, роман 1976 года „Образцы детства“ смог появиться лишь при Горбачеве в 1989-м. Рецензии же в советских издания печатались сразу после выхода немецких книг, иногда сразу несколько – в «Литературном обозрении», «Вопросах литературы», «Современной художественной литературе». С либерализацией, наступившей после 1991 года, начала меняться общая культурно-политическая ситуация. Как подчеркивает Михаил Рудницкий, один из переводчиков Кристы Вольф, русские читатели интересовались больше собственной, непечатавшейся прежде литературой, особенно если она касалась сталинского тоталитаризма Новые темы, тексты и авторы оттеснили Кристу Вольф, столь ценившуюся на протяжении трех десятилетий русскими критиками и литературоведами, в задние ряды.

 

- Вмешивалась ли советская цензура в переводы ее текстов?

- В процессе так называемой «подготовки к публикации» во времена реального социализма автор оказывался в тонких взаимоотношениях с  рецензентом, издательством и редактором, министерством культуры и цензурой и издательства в ГДР или Главлит в СССР). Нередко в дело вмешивались Министерство безопасности или КГБ, или – как в случае «Ивана Денисовича» (1962) – глава партии и государства. В случае с , как вспоминала автор, с русской стороны ей был предложен список сокращений, касавшихся всех фрагментов, где речь шла о Советском Союзе, Сталине и одичании Красной Армии. Автор не хотела согласиться на цензурирование текста, потому публикация и оказалась невозможна. Как писал в предисловии 1989 года Даниил Гранин, опасались, что при чтении книги, действие в которой происходит во времена национал-социализма, возникнет слишком много нежелательных параллелей с собственной историей. Наверняка было бы интересно, здесь, в Москве, посмотреть в архивах, дополнить и аргументировать этот процесс переговоров по поводу публикации, аргументацию функционеров различных инстанций.

 

- Как «Московские дневники» были восприняты в Германии?

- К моему удивлению, резонанс в связи с выходом «Московских дневников» был огромен. Рецензии появились во всех крупнейших немецких газетах, о книге говорили в программах rbb Kulturradio и Deutschlandradio, сейчас готовится второе издание.

 

- Что Вам как читателю кажется наиболее интересным в наследии Кристы Вольф?

- На самом деле, сейчас мне никакое другое произведение не кажется столь же актуальным как «Кассандра» 1983 года, переведенная на многие языки. В некоторых федеральных землях она включен в школьную программу для старших классов. Монолог Кассандры, вероятно, важнейший в творчестве Кристы Вольф, к тому же с единственной в своем роде музыкальной структурой. Ставшая мифологической фигурой мудрая женщина и пророчица говорит перед смертью: «Говорить на своем языке… другого я не хотела». Вместе с Кассандрой читатель погружается в повседневную жизнь Трои, в ее понимание того, как возникает война; они участвуют в кругах автономии патриархальной структуры общества и размышляют над утопией альтернативного общества. Все это в реалиях 21 века, перед лицом многочисленных проблем – яркий текст! В «Медея. Голоса» (1996) писательница вернулась к мифической фигуре и переписала ее историю. Местом действия стала, в частности, Колхида на восточном побережье Черного моря, где Криста и Герхард проводили отпуск во время своего четвертого путешествия в 1966 году. «Современная» Медея живет в двух различных обществах – не в последнюю очередь это образ разъединенной Германии; сторонний наблюдатель распознает здесь и там две совершенно идентичные стратегии того, как политическое руководство стремится обеспечить себя максимально долгим пребыванием у власти. Обе повести, кстати, доступны на русском онлайн.

 

Таня Валенски приезжала в Россию в рамках Года немецкого языка и литературы.

 

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus