Номенклатура

Издательство

Захаров

Языки

Русский

Год издания

2016

Кол-во страниц:

640

Тираж

2000

ISBN

978-5-8159-1368-4

Колонка редактора

Впервые книга вышла в свет в 1980 году на немецком языке в издательстве Fritz Molden (Wien - Munchen - Zurich - Innsbruck). Многократно переиздавалась на различных языках. Произведение оказало большое влияние на развитие современной политологической мысли. Первое советское издание 1990 года была значительно переработано и дополнено. Введена концептуальная глава "Место номенклатуры в истории", завершающая этот труд, ставший за десятилетие классическим.

Нынешнее издание - третье в России.

Автор Михаил Сергеевич Восленский (1920 - 1997) - доктор исторических и философских наук. Родился в 1920 году. После войны работал на Нюрнбергском процессе, затем в Союзном контрольном совете по Германии (в Берлине). В 1953- 1955 гг. работал во Всемирном Совете Мира (в Праге и Вене), в 1955-1972 гг. - в АН СССР старшим научным сотрудником, ученым секретарем комиссии по разоружению. С 1972 года живет и работает в ФРГ. В 1976 году лишен советского гражданства, а в августе 1990 года восстановлен в нем. Был директором Исследовательского института по изучению советской современности в Бонне.

 

 

МИЛОВАН ДЖИЛАС О КНИГЕ

 

 

Книга М. С. Восленского "Номенклатура" принадлежит к числу тех крайне редких книг, которые, появившись,сразу же входят в сокровищницу политической мысли. Она нужна именно сегодня благодаря своей актуальности и своим исключительным достоинствам.

Прежде всего книга ясно и логично построена. Шаг за шагом она ведет читателя по разным частям советской системы, не теряя из виду систему в целом. Так последовательно, сама по себе, возникает целостная картина.

Исходный тезис М. С. Восленского таков: уже революция создала в рамках партии монополистический привилегированный слой советского общества. В ходе дальнейшего процесса, состоявшего из ряда фаз, этот слой укрепил и узаконил свое положение. Он не только отгородил себя от общества, от народа да и от всего мира; даже внутри него самого была воздвигнута иерархия чинов и социальных барьеров: это номенклатура.

Предшествовавшие М. С. Вселенскому авторы называли этот слой "партократией", "кастой", " новым классом", "политической (или партийной) бюрократией", хотя и писали об одном и том же объекте. Но нет сомнения: термин "номенклатура" совершенно оправдан, когда речь идет об установившемся иерархическом режиме советской партбюрократии и связанных с нею бюрократий.

 М. С. Вселенский развертывает свои тезисы во всех деталях: исторических, статистических, теоретических и на основе своего личного опыта. Он рисует всеобъемлющую картину системы в СССР - исчерпывающую, тщательно отработанную, основанную на хорошем знании действительности, одну из самых, если не вообще самую полную картину советской системы. Во всяком случае это самое современное, а потому особенно поучительное ее изображение, в первую очередь в свете напряженной международной обстановки.

Книга особенно ценна своим аналитическим характером и пропитывающим ее духом объективности (хотя и не бесстрастности). М. С. Восленский не ненавидит, не обвиняет и уж тем более не проклинает и не пророчествует. Он описывает и анализирует - просто, ясно, документированно. М. С. Вселенским движут не идеология и не религия, а реализм и стремление к правде. Книга М.С. Вселенского "Номенклатура" бесспорно принадлежит к числу лучших работ, когда-либо написанных о советской системе.

Аналитический и реалистический труд "Номенклатура" дает пищу для размышлений и для опасений: какова советская система, куда она ведет, какие опасности влечет она за собой, особенно для Европы?

С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной чертой советской системы во всех ее проявлениях. Ленин определяет государство как дубинку, как инструмент создания нового, социалистического общества и нового человека эпохи социализма. Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса, на его учении о производительных силах и производственных отношениях как основе не только общественной структуры, но и самого существования человека. Однако ленинская теория отходит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в качестве фундамента марксистской доктрины революции и власть - "диктатуру пролетариата" , а не преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип, что власть - основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ленин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими законами), нельзя было построить ничего иного, как общество, в котором властители - партийная бюрократия, номенклатура превращаются в привилегированную монополистическую касту.

Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая исчезает с "отмиранием" государства. И все же уже в 1918 году Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы партактивисты получали дополнительный продовольственный паек. Так вместе с властью стали расти и привилегии, государство же не проявляло никаких признаков "отмирания", а наоборот, становилось все сильнее.

Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет свое господство. Уже этого было достаточно, чтобы она стала источником недовольства.

С самого своего возникновения советская система проявляет глубокую враждебность к "чуждым" социальным группам внутри собственного общества и к внешнему миру, к любой другой системе. Советская бюрократия отвергает все то, что расходится с ее плоской идеологией, притязаниями, установками и практикой. Советская система воплощена в партбюрократии. Она рассматривает окружающий мир как враждебную ей силу. Своей системой советская бюрократия сама себя обрекла на заговорщическое мышление и постоянный страх за свое существование. Находящиеся у власти бюрократы живут вне реальностей, под гнетом представлений о некоем враждебном им мире; они убеждены, что каждый хочет напасть на них, и не доверяют никому, даже тем, кто находится в их же иерархическом кругу.

Такая система не может быть экономически продуктивной, да и не в этом ее задача. Цель системы - власть и господство над другими. Этому и посвящают себя ее руководители - партийные олигархи. Система построена на нищете и пассивности; она зависит от власти, которая сама по себе является привилегией, и на господствующей касте, которая представляет собой часть правящей партии. Это не означает, конечно, что советские вожди хотят сохранить отсталость своей страны и оставить ее народ необразованным и пассивным. Нет, даже советским руководителям не чужды добрые намерения. Но дальше намерений дело не идет.

Методами угнетения и террора система смогла осуществить индустриализацию страны - со всеми недостатками поверхностного планирования, продиктованного идеологией и политикой, с недостаточной координацией между различными секторами народного хозяйства. Это планирование оказалось неэффективным со всех точек зрения: и продуктивности, и качества продукции, и ее способности выдержать конкуренцию. Но у системы нет критериев для оценки таких явлений. Продукция производится в рамках количественного планирования, а качество не учитывается. Господствующий класс - номенклатура - заинтересован не в прибыльности производства, а в сохранении своей монопольной власти. Поэтому продукция - плохого качества, и производится главным образом то, что содействует укреплению власти. Несмотря на разговоры о "регулируемом рынке" , конца этому не видно.

Разумеется, с той же целью - обезопасить свою власть от любой угрозы - номенклатура принимает меры, чтобы народ, то есть непривилегированное население, получал достаточно для поддержания своего существования и работоспособности. Но поскольку это не поддается точному планированию, то - даже если бы за дело принялись серьезно - в Советском Союзе неизбежны перебои в снабжении населения, очереди в магазинах - и, конечно, спецмагазины для начальства.

Советская система обеспечивает хорошее качество продукции только при производстве оружия и военных материалов (да и то качество хуже, чем на Западе). Относительно высокое качество советского оружия объясняется фактором, которым в СССР пренебрегают при производстве мирной продукции: оружие означает конкуренцию, а недостаточно хорошее оружие - угроза могуществу и преобладанию правящей касты.

Параллельно с установлением своей гегемонии в послевоенной Восточной Европе и с планомерным укреплением своей военной мощи (несомненно, обе эти цели и оба плана существуют) Советский Союз занят созданием системы имперских отношений и зависимости.

Мир полон отсталости, насилия, грабежа, поэтому революции в нем неизбежны. Советский Союз проводит свою экспансию, оказывая поддержку этим революциям, чтобы сделать революционные движения зависимыми от своей поддержки, в первую очередь военной.

Так распространяется советское влияние и раскидываются сети Советского Союза, вырастает его давление во всем мире - особенно в слаборазвитых районах и среди обездоленных, отчаявшихся социальных групп. Интернационализм и коммунистическая идеология превратились в конечном итоге в прикрытие политики Советского государства и экспансионизма советской бюрократии.

Богатый нефтью Ближний Восток и Европа со своим промышленным и научным потенциалом стали ныне, как мне представляется, главными целями советской экспансии. Эти цели не отделены одна от другой. Они объединены единой задачей: чтобы Европа, отрезанная от источников нефти и другого сырья, была военным давлением принуждена к зависимости от Советского Союза.

Советские боссы сознают органическую и прежде всего экономическую неэффективность и слабую конкурентоспособность своей системы. Они могут преодолеть эту органическую слабость только одним путем: военным господством, а точнее - эксплуатацией развитых районов при помощи военной силы. В первую очередь речь идет о Европе как "слабом звене" на Западе. Отсюда - советское ядерное давление и шантаж.

По-моему, западные державы в Европе и в Америке допустили роковую ошибку: США - тем, что они свели свою оборону к ядерному оружию и отменили воинскую повинность, а Европа - тем, что она не укрепила своей независимости, прежде всего в военной области. Тем временем Советский Союз достиг ядерного равенства с Западом, если не превосходства. Поскольку Советский Союз обладает превосходством и в обычных вооруженных силах, Европа оказалась перед лицом шантажа и угроз, с которыми ей приходится считаться и после драматических перемен в Восточной Европе.

Я хотел бы присоединиться к М. С. Восленскому, сказав: советская система не располагает никакими сколько-нибудь значительными или обнадеживающими внутренними способностями к подлинно радикальной реформе этой системы, а отсталость и коррупция неумолимо толкают ее к экспансии. Уже давно советская система перестала быть проблемой для критического политического мышления. Однако экспансионистские устремления отсталой и обнищавшей великой державы нельзя остановить ни разумными словами и добрыми намерениями, ни точным научным анализом, как бы ни было полезно и необходимо и то, и другое.

Новое издание книги М. С. Восленского особенно своевременно сегодня. Эта работа может оказаться итоговой. Диктатура номенклатуры приблизилась к своему историческому краху. Этот крах уже произошел на наших глазах в ряде стран Восточной Европы. Он свершился с поразительной легкостью. Дело в том, что развернулся объективный процесс разложения системы номенклатурного господства и протекает столь же объективный процесс демократизации общества. Мы наблюдаем его и в Советском Союзе, первые его признаки видны в Китае.

Слабость номенклатуры в том, что она сама отгородилась от общества, которым управляет, и оказалась верхушечной структурой без корней в народе. Поэтому я думаю, что ее уход и в больших странах "реального социализма" произойдет мирно, без гражданской войны: просто не найдется достаточно граждан, готовых воевать за номенклатуру.

1990

                                                        

                                                  

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Это не первая книга под названием "Номенклатура". В 1805 году в Англии вышла небольшая книжка: "Nomenclatura: or, Nouns and Verbs, in English and Latin; selected for the use of the lowest Forms. Eton: Printed by M. Pote and E. Williams". В предлагаемой вниманию читателя книге речь пойдет о другом.

Слово "номенклатура" пришло к нам из глубины тысячелетий. В Древнем Риме раб, громко провозглашавший на приемах имена входивших гостей, назывался "номенклатором" (от латинского "nomen" - имя). Видимо, от этого и пошло слово "номенклатура" как список имен или названий.

Что означает сегодня в русском языке латинское слово "номенклатура"?

Посмотрим, что сообщает на эту тему новейшее, 3-е издание Большой Советской Энциклопедии (том 18, с. 95--98): "Номенклатура (латинское nomenclatura - перечень, роспись имен. 1. Система (совокупность) названий и терминов, употребляемых в к.-л. отрасли науки, техники и т. п. 2. Система абстрактных и условных символов, назначение к-рой дать максимально удобное с практич. точки зрения средство для обозначения предметов"[1].

А далее идут: номенклатура анатомическая, номенклатура болезней, номенклатура бухгалтерских счетов, номенклатура продукции, номенклатура химическая (неорганических и органических соединений), номенклатуры в ботанике, зоологии, микробиологии, физиологии, биохимии. Значит, книга - о медицине, ботанике, зоологии, биохимии?

Нет. Она о явлении историческом и политическом.

Обратимся к энциклопедическим справочникам историко-политического характера. Советская Историческая Энциклопедия: есть слова "ном", "номарх" и "номоканон", а номенклатуры нет. Политический словарь: есть слова "Новотный" и "Носака", а номенклатуры тоже нет[2].

Следы не связанного с естествознанием понятия "номенклатура" обнаруживаются в "Кратком политическом словаре" (издания 1964, 1968 и 1971 гг.). Номенклатура определена здесь как перечень должностей, назначение на которые утверждается вышестоящими органами [3]. Определение невразумительное: ведь любое назначение производится по решению выше- , а не нижестоящих органов. Однако, видимо, даже такое определение показалось чрезмерно откровенным, так что в последующих изданиях словаря термин "номенклатура" вообще исчез. В советской печати встречаются изредка упоминания о номенклатуре, но они неизменно бессодержательны.

Замалчивание понятия "номенклатура" в СССР привело к курьезу. Выпущенный в Москве в 1971 году словарь "Новые слова и значения" зачислил термин "номенклатура" в число неологизмов 60-х годов [4]; в действительности он почти на полвека старше.

Вышедший же в 1984 году "Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х гг.", сообщив, что неологизмы 60-х годов включены в него "только тогда, когда материалы свидетельствовали об их широком употреблении в 70-е годы" [5], слово "номенклатура" опять исключил. Верно: в прессе и литературе термин "номенклатура" не употреблялся.

В названном выше словаре-справочнике "Новые слова и значения", выпущенном в 1971 году, а затем без изменений в 1973 году, определение номенклатуры было сформулировано довольно подробно: "Список должностей, кадры для которых утверждаются вышестоящими инстанциями; должность, входящая в такой список; работники, занимающие такие должности". За этим следовали примеры из советской печати 1964- 1968 гг., первого брежневского четырехлетия, когда в литературе еще слышны были отголоски хрущевского либерализма и слово "номенклатура" иногда упоминалось [6]. В других изданиях определение давалось короткое и мало что говорящее. Именно оно было, видимо, сочтено наиболее удобным. Уже после выхода первого издания этой книги, в начале 80-х годов в советские справочники стали чаще включать термин- "номенклатура" в его политическом значении. В "Словаре русского языка" (составитель С. И. Ожегов) пояснено в связи с выражениями "номенклатурный работник, номенклатурные кадры": "работники, персонально назначаемые высшей инстанцией" [7]. В четырехтомном "Словаре русского языка", подготовленном Академией наук СССР (1983 г.), это же определение несколько расширяется: "номенклатурный  работник - работник, персонально назначаемый или утверждаемый высшей инстанцией" [8]. В "Словаре иностранных слов" (1984 г.) дается следующее определение: "Номенклатура (лат. nomenclatura-роспись имен): 1) совокупность или перечень названий, терминов, употребляющихся в какой-л. отрасли науки, искусства, техники и т. д.; 2) круг должностных лиц, назначение и утверждение которых относится к компетенции какого-л. вышестоящего органа" [9]. Какие это "органы" и "инстанции", справочники упорно не говорят.

Единственное членораздельное определение номенклатуры опубликовано в Советском Союзе не в общедоступных справочниках, а в учебном пособии для партийных школ "Партийное строительство". Вот оно:  

"Номенклатура - это перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом (райкомом, горкомом, обкомом партии и т. д.). Освобождаются от работы лица, входящие в номенклатуру партийного комитета, также лишь с его согласия. В номенклатуру включаются работники, находящиеся на ключевых постах" [10]. А упомянутый словарь неологизмов поясняет, что термин "номенклатура" обозначает и всех лиц, занимающих такие посты [11].

Значит, эта книга - о перечне наиболее важных в СССР должностей, ключевых постов и об их счастливых обладателях?  Здесь мы подошли совсем близко к подлинной сути понятия "номенклатура" в СССР и других странах "реального социализма".

Академик А. Д. Сахаров писал:

"Хотя соответствующие социологические исследования в стране либо не производятся, либо засекречены, но можно утверждать, что уже в 20-е - 30-е годы и окончательно в послевоенные годы в нашей стране сформировалась и выделилась особая партийно-бюрократическая прослойка - "номенклатура", как они себя сами называют, "новый класс", как их назвал Джилас" [12].

Значит, книга - о "новом классе" в СССР?

Да, о нем. Об этой сердцевине системы, именующей себя "реально существующим социализмом".

В СССР все, относящееся к номенклатуре, тщательно скрывается - и от собственного народа, и от заграницы. Мир не должен знать о номенклатуре.

 Для того, чтобы люди узнали о ней, я пишу эту книгу.

 

                                                 ПРИМЕЧАНИЯ

1. Большая Советская Энциклопедия, изд. 3-е, т. 18, с. 95

2. Политический словарь. М., 1958.

3. Краткий политический словарь. М., 1964, 1968, 1971.

4. Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам и

литературы 60-х гг. М., 1971, с. 320.

5. . Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам и

литературы 70-х гг. М., 1984.

6. Новые слова и значения. М., 1971, с. 320.

7. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1986, с. 359.

8. Словарь русского языка. М., 1983, т. II, с. 508.

9.. Словарь иностранных слов. М., 1984, с. 338.

10. Партийное строительство. Учебное пособие, изд. 6-е. М., 1981,

11.См. Новые слова и значения, с. 320.

12. А. Д. Сахаров. О стране и мире. Нью-Йорк, 1975, с. 19.

 

БИОГРАФИЯ

1920 - Родился Михаил Сергеевич Восленский - доктор исторических и философских наук

1939 - 01 сентября. МГУ. Исторический факультет. Студент

1946 - Нюрнбергский процесс. Переводчик

1949 - Берлин. Союзный контрольный совет по Германии. Переводчик

1953 - Работал во Всемирном Совете Мира (в Праге и Вене)

1955 - АН СССР. Старший научный сотрудник, ученый секретарь комиссии по разоружению

1958 - Международный политико-экономический ежегодник. Гл.ред. Иноземцев Н.Н. Соавторы: Дементьев Ю.П., Егоров В.Н., Селезнев Г.К

1960 - Книга "Внешняя политика и партии ФРГ"

1960 - Москва. Создан институт дружбы народов имени Патриса Лумумбы

1960 - Институт дружбы народов имени Патриса Лумумбы, кафедра всеобщей истории. Профессор

1967 - Тень фашистской свастики. Как Гитлер пришел к власти /Гинцберг Л.И.; Ред. М.С.Восленский-М.: Наука, 1967.-206с.

1967 - Книга "Восточная" политика ФРГ (1949-1965)"

1968 - Пражская весна. С западными журналистами полемизирует рьяно. Защищает Советский Союз

1968 - Книга Тайные связи США и Германии. Блок империалистов против Октября (1917–1919). — М.: «Наука», 1968 — Тираж 17000 экз.

1969 - Книга "Внешняя политика и партии ФРГ"

1969 - Журнал "Знамя", № 9. Статья "Что такое НДП"

1972 - 05 марта. ФРГ. По приглашению Президента Густава Хайнемана прибыл по частной визе

1972 - 29 апреля. Стал ходотайствовать о продлении визы ещё на 2-3 года, - пишет Андропов и предлагает меры по негласному вывозу гостя домой

1976 - 12 ноября. Указ Президиума Верховного Совета СССР. Лишен советского гражданства

1980 - Voslensky, Michael S., 1980: Nomenklatura. Die herrschende Klasse der Sowjetunion. Wien/ Munchen/ Zurich/ Innsbruck: Molden

1984 - 01 августа. Nomenklatura: The Soviet Ruling Class. Doubleday

1987 - "The Empire of Lies"

1988 - The Soviet Union and the Challenge of the Future: Stasis and Change. Paragon House. Co-Authors: Alexander Shtromas, Morton A. Kaplan

1989 - Гуверовский институт. Лекция: Voslensky, Michael S. The Soviet approach to arms control and disarmament. 12p

1990 - Август. Восстановлен в советском гражданстве

1991 - Бонн. Исследовательский институт по изучению советской современности. Директор

1997 - Умер 9 февраля в Бонне.

1997 - 11 февраля. Германия. Бонн. Согласно завещанию, панихиду отслужили сразу три священнослужителя, включая представителя православной церкви

 

Время публикации на сайте:

26.11.16

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus