Краткий курс русской философии

Автор текста:

Елена Ознобкина

Место издания:

Газета «Коммерсантъ» № 130 (1088) от 14.08.1996

К истории отечественной мысли

 

Краткий курс русской философии


       При поддержке фонда "Культурная инициатива" Джорджа Сороса в издательстве "Наука" вышел Малый энциклопедический словарь "Русская философия". Издание с аналогичным названием, "Русская философия. Словарь", субсидированное Федеральной программой книгоиздания, выпустила "Республика".
        
       Такого рода издания появляются у нас впервые. В них предъявлен некий итог активно происходившей в последние годы реанимации отечественной традиции мысли. Правда, как обещает редколлегия энциклопедического словаря, их итог лишь предварительный. Следующее издание должно содержать до 1200 статей, против нынешних 450. Кроме того, итоги получились у двух авторских команд (одна сложилась под крышей РГГУ, другая — МГУ) не без любопытных особенностей. 
       Три четверти статей энциклопедического словаря — персоналии. Их авторы солидарны в своем фактологическом настрое. Из общего нейтрального историко-научного тона выпадают разве что статьи, призванные осветить последний "марксистско-ленинский" этап развития отечественной гуманитарной традиции. А. Алешин, автор статьи о Ленине, выказывает, например, очень эмоциональную реакцию. Ему хотелось бы проникнуть "в стихию ленинского мышления" (раньше это, помнится, называлось "лабораторией ленинской мысли"), дабы разгадать тайну его очарования ("соблазна") и тем самым освободиться. Однако жанр идеологической критики имеет коварное свойство — его пафос поддерживает даже жизнь объектов, находящихся в состоянии клинической смерти. Некролог мог бы быть информативнее. Содержательные предпочтения авторского коллектива заданы уже первой асимметрией: самая большая статья энциклопедического словаря — "Всеединство" (авт. Хоружий), самая скромная — "Марксизм-ленинизм" (авт. неизвестен). Впрочем, в предисловии оговаривается, что в настоящем издании отражены "только принципиальные черты советского периода". К таковым, правда, почему-то отнесены целые направления и школы, которые стояли в отечественной интеллектуальной истории XX века особняком и не отвечали сугубо идеологическому запросу — в энциклопедическом словаре нет, например, статей о русском формализме, нет даже упоминания о тартуско-московской семиотической школе. В философском усилии всем им почему-то отказано. Как отказано, похоже, и символизму, модернизму или авангарду. Что касается терминологической части, то здесь приоритет имеют Федоров, Лосев, Рерих, Бахтин. Впрочем, это лишь мелкие подробности, на которые, возможно, и не будет обращать внимания пользователь словаря. У этого издания достаточно несомненных профессиональных достоинств. 
       У конкурирующего издания странности тоже специфические. Словарь "Русская философия" содержит более 500 статей. Несколько больше места здесь отведено фигурам советского периода. Не обойден молчанием и Сталин. Если энциклопедический словарь предпочел о нем просто забыть, то здесь из статьи В. Пустарникова мы узнаем, что, как бы то ни было, но работа "Марксизм и вопросы языкознания" "способствовала оживлению исследований в сфере гносеологии". Такой же трогательный объективизм проявлен в отношении философа Владимира Ленина. Оказывается, в послеоктябрьский период он выдвинул "идею сознательного соединения противоположностей", или (автор статьи переходит здесь на язык современности) был сторонником "демократической, самоуправленческой тенденции". Читать все это сегодня невозможно и, слава Богу, уже не нужно. Перевернем страницу. В словарь включен корпус статей, посвященных отдельным значимым произведениям. Сравнительно большое внимание уделено терминологической части. А иногда выплывают недавно столь популярные терминологические приметы советской "философской оттепели" — здесь можно найти, к примеру, статью "Идеальное" (авт. С. Надейкин). Неизвестно по причине чьей личной нелюбви в словарь не включена статья о М. Мамардашвили. 
       "Отечественная философская мысль", еще недавно существовавшая не иначе как обогащенная мыслью народов СССР, вошла к концу XX века в границы национального региона. Студентам российских университетов, видимо, уже не доведется вытянуть экзаменационный билет с вопросом "Материализм Тараса Шевченко". Правда, им могут достаться какие-нибудь братья Лихуды. 

Время публикации на сайте:

06.06.12

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus