Научное книгоиздание как коммерция

Автор текста:

Ольга Трофимова

Место издания:

Журнал «Университетская книга». М., 2007. № 12

 

 

Прошедшие годы породили мультиполярный издательский мир, возникло множество успешных издательских домов, которые нынче у всех на слуху. При этом научные издатели массовому читателю известны плохо: знают разве что государственное издательство «Наука», которое по количеству выпускаемых наименований находится на заслуженном пятом месте в мире. Однако наряду с  «Наукой» на книжном рынке работает добрый десяток частных научных издательств, в совокупности занимающих существенную долю книжного рынка, но по одиночке известных явно недостаточно.

Подобное скромное положение не слишком естественно: одна ученая статья, не книга даже! — может совершить переворот в умах и изменить жизнь на всей планете. Между тем ежегодно выходят тысячи статей и сотни книг, которые непосредственно воздействуют на картину мира, изменяя и дополняя ее.

Прошлый мой материал назывался «Научное и интеллектуальное книгоиздание в 2007 году» и был посвящен классификации издателей, выпускающих умную книгу. Речь шла об издательствах научных и университетских, для которых выпуск подобной книги является повседневностью и одновременно жизненной целью, далее — об издательствах интеллектуальных, для которых включение в план выпуска книг для образованного и думающего читателя  — род необходимой культуртрегерской работы, и, наконец, об издателях сугубо коммерческих, которые заводят умные книжные серии скорее для престижа, а также с целью застолбить еще один участок всеобщего книжного рынка —  авось, пригодится.

При этом нужно понимать, что книгоиздание во всех случаях, кроме беллетристики для детей и взрослых, живет выжимками из того, что когда-то сделал издатель научный.

Почему же именно эта отрасль книгоиздания в России — недооценена?

1.

Если на Западе университетские и научные издательства являются успешными и знаменитыми мегакорпорациями, у нас они в своей массе отнюдь не так успешны и часто не известны широкому читателю.

Тому есть несколько причин, и это очень разные причины.

Первая связана с общественной недооценкой самой науки в современном российском обществе. В России наука всегда была делом государевым, государственным, но после развала СССР государство почти исчезло из жизни общества, что повлекло за  собой хроническое недофинансирование науки, ее бедность, массовый выезд ученых за границу, развал государственного научного книгоиздания и прочие безрадостные последствия. Позднее государство вернулось, но — с загадочною реформистскою улыбкой, которая радости ученому сообществу не прибавила: престиж науки по-прежнему низок, а зарплаты все еще невелики.

Пока государство прыгало с кочки на кочку, общество к науке интерес потеряло. Ведь этот интерес во многом потенцировался и поддерживался системой массового выпуска научно-популярных книг и журналов. Занимались этим государственные издательства, но именно они приняли на себя первый удар новой коммерческой реальности. Стало не до жиру, быть бы живу да продолжить бы при этом издание научных статей и монографий, назначенных для специалистов и профессионалов.

Пока государственное книгоиздание пребывало в ужасе от свалившегося на него рынка, на этот рынок с нуля пришли издатели частные. Их задачи, поскольку зачастую они был созданы действующими учеными, были те же самые — издание качественной научной литературы.

В этот странный период межвременья капитализация у государственных издателей падала, а у частных — росла, в том числе потому, что они предлагали читателю книги, которые при советской власти изданы быть не могли: их не попускала цензура — как идейно вредные или чуждые. Была еще одна причина успешности частных издателей, а именно — платежеспособность населения и его заинтересованность в новом знании, ведь СССР был страной образованной, с давними и живыми традициями народного просвещения.

Невнимание государства к науке и образованию изменили ситуацию: знания перестали котироваться. Помимо того, резко упала платежеспособность населения, и особенно —  в среде ученого сообщества. Было время, когда научный работник не мог купить нужную ему книгу, потому что ему не хватало денег на обеспечение простейших жизненных потребностей. Не мог он и прочесть ее в библиотеке, потому что у научных библиотек также не было денег на закупку новых изданий. Позорное и нелепое время…

В таких условиях научное книгоиздание не могло существовать не то чтобы как успешная коммерция, но просто как коммерция. И здесь уже одинаково трудно пришлось и государственным и частным издателям, всем им пришлось озаботиться получением и выбиванием разнообразной финансовой поддержки, которая позволила бы снизить себестоимость научной книги.

И это вторая причина, почему мы не богатые, хотя такие умные и продвинутые. «Старых» семейных или корпоративных денег в отрасли нет, а на оборотные средства не разживешься. Научное книгоиздание в России на современном этапе обеспечить само себя не способно. Оно обязано работать с прибылью и полноценно платить все необходимые налоги, но оно не может этого делать за счет одних только продаж, вне различных дотаций и грантов. Почему? Основные наши проблемы известны: малотиражность, низкая рентабельность (цены на книги низки с точки зрения реальных затрат, но достаточно высоки для покупателя), отсутствие сбытовых сетей, отсутствие законодательных протекционистских механизмов (в досоветской России, к примеру, книгоиздание было освобождено от налогообложения — «в целях распространения просвещения»).

Однако дотационные книги вовсе не обязательно должны быть основной оставляющей издательского портфеля. Портфель этот, для успешного развития, должен включать ту самую научно-популярную литературу, которая за девяностые годы прошлого века почти исчезла с прилавков книжных магазинов. Ведь именно такого рода книги составляют здоровое обоснование успешности западных научных и университетских издателей. Именно они — реальный путь к увеличению тиража, вхождению книги в торговые сети и повешению рентабельности.

Но если путь известен, почему случаи его успешного использования единичны и их  можно сосчитать по пальцам?

И здесь возникает третья причина: авторы. Хорошей научно-популярной книге предшествуют ранее написанные и изданные строго научные труды. Затем автор садится популяризировать свои знания и выясняется, что в этой работе ему нужны и обширный кругозор, и легкость стиля, но прежде того — свободное время.  Как раз последнего ученым недостает, потому что они постоянно ищут приработки. Таким приработком может стать и написание научно-популярной книги, однако ставки по оплате авторского листа пока что еще ниже совокупной себестоимости времени, потраченной ученым на написание этого самого листа. И тогда написание научно-популярной (здесь очень важна первая часть слова!) книги  переходит в разряд хобби.

Среди собственно научных книг также попадаются успешные, хорошо продающиеся, регулярно допечатывающиеся, но процент таких изданий обычно невысокий: 10 из 100.

Четвертая причина — состояние нынешнего книжного рынка. Свято место пусто не бывает, и если нет качественной книги, ее заменит некачественная, и потому на рынке преобладают западный научпоп  (к слову сказать, обыкновенно переведенный плохо) и отечественная попса. Внедряют их на рынок и успешно там продвигают отечественные же коммерческие издатели, подход которых к умной книге кардинально отличается от подхода издателя научного:

научный издатель создает новое знание, коммерческий приспосабливает его к нуждам рынка;

научный издатель делает упор на интеллектуальной составляющей издания, коммерческий  — на развлекающей;

научный издатель участвует в умственном преображении мира, коммерческий замусоривает картину мира;

научный издатель своего автора пестует, коммерческий — эксплуатирует.

2.

При всех трудностях научное книгоиздание в нашей стране мало-помалу набирает обороты. Есть свои причины и для этого.

Первая заключается в том, что давний и традиционный патернализм государства по  отношению к науке  из умов  властей предержащих окончательно еще не выбит: научное книгоиздание поддерживается в Федеральной и различных муниципальных программах книгоиздания; ежегодно сотни книг выходят из печати при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований и Российского гуманитарного научного фонда.

Таким способом обеспечивается производство дотационных  фундаментальных научных монографий. Из совершенно убыточных они становятся умеренно рентабельными.

Вторая причина, способствующая упрочению позиций научного книгоиздания, состоит в том, что на этом поле чужие игроки играть не могут. Каждое из десяти ведущих отечественных научных издательств является не просто коллективом профессионалов, которые могут сделать сложную и сверхсложную книгу, но частью механизма воспроизводства науки.

Отсюда вытекает важность позиционирования: мы тщательно отбираем книги для производства и внимательно работаем с авторами. В результате этого формируется издательский брэнд, который становится важной коммерческой составляющей продажной цены.

Научный издатель постепенно повышает цену на свою продукцию. Я бы даже сказала, что в нашей отрасли цены больше всего растут у научного издателя, который для обеспечения мало-мальски приемлемой рентабельности уже давно перешел психологический барьер в виде 300 рублей за книгу (когда-то недостижимая отметка – 10 долларов!). Прибавить бы к этому увеличение тиража, и научное книгоиздание станет полноценной коммерцией.

Третья причина состоит в том, что, несмотря на незаменимость и узкую специализацию, научному издателю неизбежно приходится конкурировать за читателя с издателем коммерческим. Это вызывает неизбежное улучшение внешнего оформления научной книги: красивые обложки, белая офсетная бумаги внутри, высокое качество иллюстрации и т. д. Сейчас по полиграфии и материалам средняя научная книга объективно издается — лучше прочих.  Прибавить бы к этому улучшение продаж…

Другое дело, что судьба и перспективы книжного бизнеса во многом определяются государственной политикой (налоговое, таможенное законодательство, транспортные тарифы, арендные платежи и так далее). Или ее отсутствием, что тоже своего рода политика. И здесь научный издатель по-прежнему находится в положении невыгодном.

Закончить эти заметки я хочу словами А. К. Сорокина, директора издательства «Российская политическая энциклопедия» «Научное книгоиздание должно бытькоммерческой деятельностью в обычном понимании этого термина, а не квазикоммерцией, как это есть сегодня. Таковым оно сможет стать не скоро и только тогда, когда школьные, сельские, районные, городские, областные, вузовские библиотеки страны начнут на постоянной основе и в достаточных размерах получать деньги из бюджетов разных уровней на приобретение литературы, когда величина зарплаты учителей и преподавателей позволит им покупать нужную в профессиональной деятельности книгу. До тех пор, пока этого нет, государство, которому хотя бы в целях самосохранения нужна интеллектуально развитая нация, должно позаботиться о том, каким образом обеспечить сохранение интеллектуального потенциала» (из выступления, на круглом столе «Проблемы научного книгоиздания в России»).

 

Время публикации на сайте:

31.05.13

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus