Защита библиотекаря Шариной обратится в Европейский суд

Защита библиотекаря Шариной обратится в Европейский суд

 

 

Приговор бывшему директору Библиотеки украинской литературы Наталье Шариной вступил в силу: Мосгорсуд признал его законным. Адвокаты заявили о намерении добиваться его отмены в Страсбургском суде [Бизнес.фм]

 

Наталья Шарина.

Наталья Шарина. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Мосгорсуд поставил точку в уголовном деле бывшего директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, получившей условный срок в четыре года за экстремизм и растрату. Приговор Мещанского суда был оставлен без изменения. Защита намерена добиваться его отмены в вышестоящих инстанциях, а также в Европейском суде по правам человека.

Для того чтобы рассмотреть апелляционную жалобу защитников осужденной коллегии Мосгорсуда по уголовным делам потребовалось два дня. Слушание началось 20 апреля и было прервано до 24 апреля.

За это время случился небольшой скандал. Пресс-служба Мосгорсуда поспешила сообщить, что приговор Шариной вступил в силу, но потом оказалось, что это техническая ошибка и решения нет. Однако защитники в это не поверили и пришли на процесс с мыслью, что исход дела уже предрешен. Они потребовали возобновить судебное следствие и вызвать на заседание руководителя пресс-службы Мосгорсуда Ульяну Солопову для допроса. Но коллегия ходатайство отклонила.

Отдых после приговора

Сама 60-летняя Наталья Шарина выглядела заметно отдохнувшей. Она призналась Business FM, что за десять месяцев со дня вынесения приговора она много читает, путешествует вместе с мужем и радуется, что получила судимость уже в зрелом возрасте, а не в молодые годы. «Сейчас все уже воспринимаешь более спокойно, с позиции возраста. Ты знаешь, что когда попал в эту госмашину, из нее практически невозможно вырваться», — сказала фигурантка, которая после оглашения приговора вышла на пенсию.

В суде второй инстанции ее адвокаты Иван Павлов и Евгений Смирнов просили отменить приговор Мещанского суда от 5 июня 2017 года. Тогда суд признал Наталью Шарину виновной в том, что она в 2011-2015 годах совершила возбуждение национальной ненависти и вражды между русским и украинскими народами (ст. 282 УК РФ), а также «из корыстных побуждений умышленно» растратила (ч. 3 ст. 160 УК РФ и ч. 4 ст. 160 УК РФ) в общей сложности 2 млн 100 тысяч рублей.

Обвинение в экстремизме появилось после того, как правоохранители нашли в вверенном ей учреждении 24 запрещенных материала, в частности, признанную экстремистской книгу украинского публициста, бойца батальона «Шахтерск» Дмитрия Корчинского «Война в толпе» и несколько книг Дмитрия Павлычко: «Книга памяти», «Время поэзии» и «Голоса моей жизни».

Второй пункт обвинения включал два эпизода и касался оплаты труда адвокатов и фиктивного трудоустройства в маленькую библиотеку на должность юрисконсультов сразу двух человек. Зарплата последних составляла почти 100 тысяч рублей ежемесячно. За счет нее, по версии обвинения, Шарина и покрыла труд защитников, которые представляли ее интересы в 2010-2011 годах по аналогичному делу об экстремизме. Впоследствии оно было прекращено.

Адвокаты утверждали, что вынесенный Шариной приговор был незаконным, а само уголовное преследование являлось политическим, так как дело родилось после резкого ухудшения между русскими и украинскими народами. Отрицали юристы и факт хищений. Они упирали на то, что гонорар адвокатам был оплачен из бюджетных средств, так как претензии возникли к служебной деятельности библиотекаря. Кроме того, он был «согласован с Минкультуры».

Приговор за «бездействие»

Адвокат Шариной Иван Павлов отметил: его подзащитной предъявили обвинение в экстремизме за бездействие, за то, что она не провела проверку в библиотеке и не сделала инвентаризацию книг. Однако, по мнению защитника, бездействие — состав совершенно иной статьи, например, «халатность», но вовсе не статьи «разжигание национальной розни».

Павлов был не согласен с мнением прокуратуры о том, что наличие экстремистских книг могло подвигнуть людей на противозаконные действия. Ведь большинство из них не были в открытом доступе — в читальном зале — они находились в спецхранилище. «Да, библиотека является публичным местом, так же, как и суд. Но не во все помещения там можно зайти», — указал защитник. Он предложил принимать меры тем, кто что-то сделал, а не говорить о гипотетической возможности.

В свою очередь, гособвинитель Людмила Баландина назвала приговор законным. Она просила оставить приговор без изменений, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения. Так, она отвергла доводы адвокатов о том, что из 24 экстремистских материалов 16 были подброшены в ходе обысков оперативниками. «Можно сколько угодно об этом говорить, но были проведены два обыска, в ходе которых нашли не только запрещенные судом книги, а также компакт-диски и брошюры», — сказал она. Прокурор добавила, что по этим предметам также провели экспертизы, признавшие их экстремистскими. «Не доверять их выводам нет оснований. Состав преступления налицо», — указала прокурор.

Она заметила, что среди запрещенных находок был гимн запрещенной Верховным судом России украинской националистической организации УНА-УНСО («Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона»). «Такие вещи не должны были находиться в стенах библиотеки. Они должны были уничтожаться», — подчеркнула она. При этом гособвинитель признала, что согласна с выводами одного из экспертов. Он констатировал, что влияние книг зависит от личности того, кто их прочел. «Один человек прочтет и никуда не пойдет, не станет разжигать вражду между русскими и украинцами, а другой пойдет», — сказала прокурор.

Наталья Шарина выступала с последним словом около 40 минут. Она вспомнила все обстоятельства уголовного дела. Осужденная также сетовала на то, что основанная еще при Юрии Лужкове Библиотека украинской литературы на сегодняшний день фактически перестала существовать, хотя официально она не закрыта, а «реорганизована». Подсудимая напомнила, что еще недавно на здании висели красивая вывеска на русском и украинских языках. Теперь же на фасаде лишь голые стены.

Голые стены

«Можно было бы как-то расстроиться или расплакаться. Но я подумала, что это справедливее, чем говорить, что библиотека существует, а ее фонды куда-то переданы», — сказала она. Осужденная напомнила, что в 2010 году Следственный отдел по Мещанскому району прекратил в отношении нее аналогичное уголовное дело, решив, что в ее действиях отсутствует состав преступления. Но в 2015 году в библиотеку опять пришли с обысками, возбудили второе дело. «Есть такое понятие, как кампанейщина. И дело, которое возбудили в октябре 2015 года, я уверена, было ее следствием», — заявила Шарина.

Она напомнила, что в 2010 году, после событий на Украине (тогда к власти пришел оппозиционный Кремлю Виктор Янукович), начались проверки во всех библиотеках страны, их было более 300. Директорам дали месяц, чтобы убрать спорные книги украинских авторов, в противном случае им грозил штраф.

«Это было сделано для всех библиотек, кроме Библиотеки украинской литературы», — сказала осужденная. По ее мнению, вверенное ей учреждение сделали «разменной монетой», «брендом», из которого можно получить какую-то выгоду». Люди, инициировавшие ее дело, добились определённой цели, сказала она. Они убрали ее из отрасли, в которой она трудилась 36 лет, но не смогли уничтожить как личность.

В завершение осужденная заметила, что вне зависимости от решения Мосгорсуда, она и ее адвокаты «будут добиваться справедливости», «И чем раньше она наступит, тем лучше», — сказала она.

Однако взвесив доводы сторон, судьи Мосгорсуда оставили приговор без изменений. Адвокат Шариной Иван Павлов сообщил Business FM, что защита намерена обжаловать судебный акт в президиуме Мосгорсуда, а также в Верховном суде России. Параллельно защита подготовит жалобу в Европейский суд по правам человека. Теперь, после вступления приговора в силу, это стало возможным.

Время публикации на сайте:

30.04.18

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus