Критика

RSS feed

["Беньямин и Брехт — история дружбы"] О книге Эрдмута Вицислы

Выбор Беньямина как всегда оказался парадоксален. Выбирая между Иерусалимом и Москвой, он выбрал Париж, где и провёл остаток жизни. Он никуда не вступил, ни во что не обратился и ни к кому не присоединился.

Реформатор после реформ

Несмотря на огромное количество недовольных его реформами, в истории Витте остался редким примером политика, пытавшегося изменить российские реалии и делать это бескорыстно. Возможно, за это его и не любили коллеги.

Таяло-таяло, не до конца растаяло

Ощущения этой текучести времени, связей, протягивающихся через десятилетия, не хватает «Оттепели», завершившейся в действительности не болотными заморозками 70-х, но перестройкой конца 80-х. Вот когда поколение, выросшее на идеях 60-х, на несколько лет вплотную приблизилось к власти, оказалось у микрофонов радио, на первых полосах газет и даже на телеэкранах. От горьких результатов этой быстро закончившейся разморозки и возникли, вероятно, те споры, что сопровождали проект Третьяковки.

Хорошо подготовленный взгляд

Пуантилизмом увлекались и фовисты, и экспрессионисты, и абстракционисты, от Брака, Кирхнера и Нольде до Кандинского, Малевича и Явленского. 

Маленький клоп

Специально для MoReBo Алексей Митрофанов написал предисловие к своему роману о дружбе.

Покойник не может умереть

Расстрел бывшего оппозиционера, ныне безвольного и безопасного, вроде давно сдавшегося Бухарина или Каменева, или депортация целого народа оказываются столь же необходимы, как создание ядерной бомбы или развитие космических программ. С точки зрения элиты в этих поступках нет иерархии, ведь совершаются они не ради страны, а ради самой власти.

Дети смеются к смерти

Напрашивается мораль, что отдаваться стоит лишь тем желаниям, которые имеют обыкновение возобновляться — может быть, только прелюбодействовать и чревоугодничать? — а всё прочее, особенно, высокое, социальное, интеллектуальное, ведёт к одному лишь пессимизму, разочарованию, скуке и меланхолии.

«Почему ты не поднимал трубку? Я испугалась за тебя”.

MoReBo публикует фрагмент воспоминаний Ольги Юречко «Донатас Банионис», любезно предоставленный издательством «Центрполиграф». Последняя любовь актера рассказывает историю их взаимоотношений и так и не состоявшейся свадьбы,

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus