Холодный рассудок, горячее сердце

Мелиита Штауфенберг (справа), 1944. Фото: Rowohlt Verlag

Автор текста:

Мария Зоркая

В портретной галерее загадочных женщин ХХ века Мелитта Шенк, графиня фон Штауффенберг, урожденная Шиллер (1903–1945), занимает приметное место. Общеизвестные факты ее биографии вопиюще противоречивы. Инженер-испытатель боевых самолетов и жена профессора древней истории, неукротимая летчица (2500 пикирующих полетов) и изящная дама былых времен, внучка одесского торговца и графиня, еврейка по отцу и «чистокровная немка» по удостоверению, орденоносец Железного креста 2-го класса, принятого из рук Геринга, и невестка Клауса фон Штауффенберга, организатора покушения на Гитлера 20 июля 1944 года. Проще бы написать роман о «небесной амазонке фюрера», чем ее биографию: в марте 1945-го британская бомба прямым попаданием разнесла дом в Вюрцбурге, уничтожив все личные документы семьи, возможно, способные прояснить ее истинное мировоззрение и отношение к режиму. Александр фон Штауффенберг, ее муж и брат государственного преступника, в то время находился в Бухенвальде, а Мелитта, освобожденная из заключения по причине ее незаменимости в период войны, работала на закрытой авиабазе.

Известный публицист Томас Медикус (род. в1953 г.) потратил годы на кропотливый сбор информации, обратившись, помимо открытых источников, и к частным архивам. Это биографическое исследование продолжает начатую им ранее разработку темы личного существования человека в 1933–1945 годах – в нацистское двенадцатилетие. Именно так: не «германской вины», а личного участия в событиях, не обязательно трактуемого автором как соучастие в преступлении. Томас Медикус – не обвинитель и не защитник, а дознаватель. Он предлагает факты.

В 2004 году Медикус издал книгу «Глазами моего деда». Дед, генерал-майор вермахта, был убит партизанами в Тоскане в 1944-м. В семье о нем не говорили, даже не упоминали, пока за поиски документов и расследование не взялся внук. Немецкая критика, высоко оценив литературную форму биографии, осталась не удовлетворена авторской позицией. По Медикусу, судьба его деда не подлежит однозначной интерпретации и не допускает «политических или этических выводов». Командира 20-й авиаполевой дивизии люфтваффе, допустившего расстрел священника и двух женщин за подозрение в связи с партизанами, партизаны же и убили, следовательно, он – и виновный, и жертва. По словам одного из рецензентов, автор, пытаясь смягчить обвинение, капитулирует перед расстоянием во времени.

А в новой книге он явно капитулирует перед обаянием личности, в которой непостижимо сочетаются бюргерская основательность и демоническое служение, страсть к небесному полету и талант к оптимизаци технических характеристик бомбардировщика.

Вот как биограф характеризует свою героиню:

«”Наполовину еврейка” на службе национал-социалистского режима, женщина, чья профессия – война, оружие, разрушения: данные противоречия вызывают множество вопросов» (с. 13).

«Столь противоречивы, столь разорваны ее жизнь и личность, что ее биография представляется прямо-таки символом политически и идеологически экстремальной эпохи» (с. 11).

«С холодным рассудком и горячим сердцем идти до пределов возможного – вот ее жизнь, и ничто иное» (стр. 9).

Таковы авторские оценки: они не претендуют на анализ и следовательно, не обещают выводов. Исследователя не очень привлекают умозрительные рассуждения о личной вине героини, его больше интересует конкретный вопрос о причастности Мелитты Шенк к событиям 20 июля 1944 года. Медикус последовательно опровергает утвердившееся мнение, будто она принадлежит к числу немногих женщин-участниц «заговора генералов», то есть немецкого Сопротивления. Биограф снимает позолоту с нимба героини-летчицы, якобы готовой по воздуху транспортировать своего деверя Клауса фон Штауффенберга из ставки фюрера «Вольфсшанце» в Восточной Пруссии до самого Берлина ради осуществления плана «Валькирия» – формирования нового правительства, заключения мира с западными державами и т. д. Сопоставляя факты, Медикус приходит к выводу, что эта легенда внедрена в общественное сознание родственниками самой Мелитты, а также лицами из ее окружения, которые использовали возможность заодно приукрасить и собственное прошлое.

Любопытно, что новые и неутешительные сведения Медикус обнаружил как раз в семейных архивах родственников и их потомков: у Мелитты Шиллер были три сестры и брат. Все они поддерживали близкие отношения с режимом национал-социализма – возможно, что и не по любви, а из страха. Ведь только Мелитте, благодаря ее заслугам перед Третьим Рейхом удалось добиться получения документа о признании ее «арийкой», остальные имели все основания опасаться репрессий.

Автор благодарит тех, кто помогал ему собирать информацию, однако в самом тексте книги высказывается о создателях и создательницах легенды весьма нелицеприятно. В ответ по меньшей мере один из родственников, чья тетка была замужем за Отто Шиллером (братом Мелитты и, между прочим, до 1936 года советником по вопросам сельского хозяйства Германского посольства в Москве, а после июня 1941-го – экспертом Экономического штаба «Восток»), указал на неточности и недостаточную информированность Медикуса. Среди прочего он отмечает как упущение такую сенсационную подробность: Шиллеры будто бы состояли в родстве с семьей маршала Климента Ворошилова – наркома обороны СССР в 1934–1940 годах.

Наиболее, видимо, полное на сегодня жизнеописание инженера-физика и командира экипажа Мелитты фон Штауффенберг все же требует уточнений. Но в принципе Томас Медикус профессионально заполняет лакуны: место отсутствующих высказываний и свидетельств самой героини, ее писем или дневников занимают описания среды, отношений, нравов, настроений эпохи. Шиллеры проживали в Кротошине – это городок в провинции Позен, входившей в состав Пруссии, но в 1919-м отошедшей к Польше. Благополучная бюргерская семья, мать-красавица и образованный отец-архитектор, чтение и музицирование, интерес к знаниям и искусствам – все было так хорошо и стабильно до Первой мировой.

Последующие зигзаги судьбы своей героини Медикус напрямую выводит из общего для немцев разочарования послевоенных лет и особой для жителей восточных областей травмы, нанесенной им последствиями Версальского договора. Автор не устает подчеркивать целеустремленность, стойкость и отвагу хорошо натренированной молодой дамы в летном шлеме, способной по пятнадцать раз на дню выдерживать жестокие перегрузки в пикирующей машине.

8 апреля 1945 года легкий тренировочный самолет, на котором она направлялась на свидание к узнику-мужу, был подбит – по официальной версии, американским истребителем. Нелепая и, скорее всего, случайная гибель летчицы тоже породила слухи и легенды: она собиралась то ли похитить мужа, то ли вывезти секретные документы заговорщиков, то ли покончить жизнь самоубийством.

Автору биографии удается здесь сохранить объективность настолько, что и финал вызывает у читателя скорее любопытство, нежели сочувствие. Солидная книга Томаса Медикуса, снабженная комментариями, списком литературы, указателем, расширяет наши представления о Германии первой половины ХХ века и особенно нацистского периода ее истории.

Время публикации на сайте:

27.09.12

Рецензия на книгу

Melitta von Stauffenberg. Ein deutsches Leben

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus