Премии и вечная память

Премии и вечная память

 

Накануне нового сезона литературных премий MoReBo обратился к литераторам и издателям с просьбой ответить на вопросы следующей анкеты:


1) Вам каких литературных премий не хватает?

2) Можно ли разлюбить писателя, если он обойден наградами?

 

Михаил Бутов

1. Премий мне достаточно. То есть, тут можно помечтать о, например, премии за емкую историю, лучше всего «зацепившую» нынешнее жизнечувство, или о премии за проработку, многоходовость сюжета. Но, как показывает опыт, на отечественном пространстве тут просто нечему будет состязаться.

2. Безусловно нельзя. Другое дело, что в нынешнем информационном переполнении довольно трудно такого писателя изначально выделить из шума, обратить на него внимание и полюбить. Трудно – но возможно. Однако это требует хотя бы самого общего представления-предчувствия: для чего вообще писатель со своими текстами может в твоей жизни пригодиться – чтобы его искать или хотя бы подобрать, если попался случайно и без усилий. Это проблемная область. Собственно, наиболее проблемная во всем нынешнем литературном деле.

 

Алла Гладкова, «Время»

1. Хотелось бы, чтобы было, как на Западе: там их тысячи в каждой стране, потому что любой город или профессиональный союз, или библиотека, или просто обеспеченный и неравнодушный человек может учредить премию, и они существуют десятилетиями или даже веками и только приумножаются. Можно критиковать выбор Букеровского жюри, можно учредить свою премию и наградить кого хочешь. Здорово!

2. Писателя разлюбить нельзя, если ты его уже полюбил. А награды, ну что награды? В душе-то ты знаешь, что он все их заслужил!

 

Денис Драгунский

1. В России очень много премий. Но нет ни одной внезапной, ошарашивающей. Чтоб она была большая и важная - но, с другой стороны, чтобы присуждение было неожиданностью для всех, и для автора в том числе. Мне кажется, нынешние российские премии слишком похожи на Гос-, Лен- и Нобпремии. Существует какой-то "список ожидающих" (можно сказать waiting list, но уж ладно...), некий круг кандидатов, которым непременно дадут премию, не в этот сезон, так в следующий. Смешно слушать, когда серьезные люди всерьез говорят: "NN такой знаменитый, а ни одной премии у него нет, давайте на этот раз ему дадим".
Мне кажется, нужны, в дополнение к существующим, еще и несколько объективных, так сказать, премий. Премия "Книгопродавец" - тому автору, чья книга продается лучше всех, по данным торговли. Хотелось бы видеть премию автору, книга которого собрала больше всех отзывов в печати. Кроме того, у меня есть специальный проект премии под названием "Фортуна". Это должно быть целое телевизионное шоу, в котором лауреатов в пяти номинациях выбирают из лототрона. Так что шанс получит и автор интеллектуального романа, и детектива, и дамской истории...

2. Разумеется, нет. Я не принадлежу к тем наивным читателям, которые смотря на ленточку "лауреат Куберовской премии". Скорее, наоборот - если какой-то автор слишком увешан премиями, я отношусь к нему с понятным подозрением. 

 

Дмитрий Ицкович, О.Г.И.

1. Премий редакторам))))

2. Нельзя.

 

Борис Минаев

1. Мне не хватает не премий, а какого-то понимания их сути. Пока их репутации мне не очень ясны. Не ясен их ранг. Не ясно, как они делят книжное пространство между собой. Неясно, кто за какой премией стоит. Ничего не ясно. Не уверен, что Букер, например, это премия за лучший русский роман. У меня ощущение, что за что-то другое. А за что, я не знаю. Не могу сформулировать. «Большая книга», безусловно, главная, и это хорошо, но то что там в одном флаконе смешаны фикшн и нон-фикшн, уже плохо. Нацбест - ну явно не за бестселлерность или востребованность. А за что? Хотелось бы, чтобы было, ну например, как во Франции, или где-то еще - 2-3-4 главных премии, про каждую из которых понятно, какие книжки и почему они выбирают. Остальные премии пусть будут чуть более специальные. Мне легче всего сказать на примере детской литературы - была "Заветная мечта", и просто по принципу формирования, по количеству и денежному наполнению премий, по позиционированию в прессе, было понятно, что премия претендует быть главной. А когда теперь в детской литературе то ли 5 то ли 6 премий, и все равноценные по статусу, стало скучнее. Пусть будет главной какая-то одна (Книгу.ру, наверное, но тогда для этого надо что-то сделать, как-то вложиться). То что премий много, это хорошо, это отлично, есть шанс для каждого пишущего. То, что у них нет иерархии и жанровой определенности, статуса - это плохо. Ну вот так бы я сказал. Это, впрочем, общеизвестно. А чего нет? Да много чего нет. Я не знаю, есть ли премия за смешные вещи. За юмор. За детектив хороший. За нон-фикшн (отдельно). За драму. А ведь они все есть. Просто потонули в общем мареве.

2. Наоборот, такого писателя надо полюбить.

 

Лиза Новикова

1. Не хватает, может быть не обязательно премии, а какого-нибудь гранта, для авторов, поддерживающих линию эстетического эксперимента. И, скажем так, авторов скорее нестоличных. Не хватает крупной, с множеством номинаций, премии для научно-популярных книг. Своего рода «Большой книги>», но для нонфикшн. И еще «Премии имени Герцена» ­- для авторов, в силу своих политических взглядов вынужденных публиковаться за границей.

2. Конечно, нет. Но некоторые «обойденные» могут, чего доброго, разлюбить современного читателя.

 

Сергей Смоляков, "Гиперион"

У меня нет определенного мнения о премиальном процессе в России - я в нем не участвую после кончины "Северной Пальмиры". Так что ответы такие:

1. Не знаю. Но чем больше их будет, тем лучше.

2. Нет, конечно!

 

Ян Шенкман

1. Мне лично премии не нужны. И литературе, по-моему, тоже. Тем более в таком диком количестве, которое существует сейчас в России. Премии вносят в литературу сильный элемент конкуренции, превращая ее в спорт и бизнес. Литературы все меньше, бизнеса и спорта все больше. Премиальная литература и литература - далеко не одно и то же.

2. Нет. Но можно разлюбить за награды. Писатель, удостоенный премии, может, а иногда и должен вызывать подозрения, поскольку мы знаем, кто эти премии дает и кому.Особый случай - так называемые премии "за выслугу лет" или "по совокупности". Их часто получают весьма достойные люди, после чего перестают писать или начинают писать и выступать в таком духе, что, дескать, это я вам говорю, лауреат премии, не хухры-мухры. Какая уж тут любовь. Тут респект и уважуха, как говорят на "Нашем радио". И вечная память.

 

Татьяна Щербина

1 -2. Мне никаких не хватает, поскольку ни одной не получала, но мне кажется, что из двух составляющих премий, моральной и материальной, осталась одна. Прежде нобелевская премия хоть и выражалась в больших деньгах, но о них читающая публика не думала, главным был сигнал к немедленному и почтительному прочтению или удовлетворение от того, что любимый автор оценен. В последние годы обсуждается сумма приза, а не сюрприз книги. Узнал ли кто Леклезио лучше? Нет, ищут объяснения, почему дали такой-то стране, такой-то тематике, но идеи премии за гениальность даже не возникает.

Тут, впрочем, вопрос о российских премиях, и с ними происходит то же самое. Награжденный писатель получает как бы гонорар, в десять или сто раз превышающий полученный им за книгу. Книги лауреатов выставляются в магазинах на отдельных стендах, наверное, растут тиражи, так что издателям тоже прибыль. Но я не встретила еще ни одного читателя, который исполнился бы пиетета по отношению к автору по факту его лауреатства. Бывает, читатели, далекие от литературного мира, спрашивают меня при случае, означает ли, что, если прочитанные ими лауреаты столь плохи, то остальное еще хуже? Никто не сказал: «Наверное, я идиот, если мне не понравилась даже книга, получившая премию».

Лично я согласна с целым рядом наград: например, «Метель» В. Сорокина получила премию «Нос», а «Лев Толстой. Бегство из рая» П. Басинского – «Большую книгу». А многие премированные книги вообще не читала: на мой интерес к автору премиальный процесс никак не влияет. Да и упомнить трудно, кому что дали, премий всё больше, «аллеи» лауреатов всё длиннее, а важных для меня поэтов и литераторов – скромное число. Вот их-то мне и не хватает.

В некотором смысле премии сегодня – то же, что членство в Союзе Писателей в советские времена. Члены получали переделкинские дачи, путевки в Дома Творчества, их обязаны были издавать (и платили приличные гонорары), а других старались не издавать вовсе. Членство давало не имя, не читательскую любовь, а материальные блага. Ну и открывало писателю «официальный» доступ к аудитории, не знавшей о существовании самиздата и тамиздата, а там уж – одних читали, других нет. Так и тут: премия – шанс быть услышанным и, конечно, материальная поддержка. В этом смысле любые премии хороши.

Время публикации на сайте:

16.01.13

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus