Буквы музыки

 

 

«А вам каких книг по музыке не хватает?». На вопрос MoReBo отвечают композиторы, музыканты музыковеды и критики.

 

 

 

Екатерина Бирюкова

 

Мне не хватает социологии, исследований моделей поведения публики, ее изменения и т.д.

 

 

Михаил Бутов

 

Поскольку я не способен читать на иностранных языках достаточно быстро, книг по музыке мне не хватает решительно всех. О серьёзной академической музыке даже говорить не будем, но и музыка двадцатого века – филармоническая, нефилармоническая – имеет огромное литературное обстояние: биографии, автобиографии, мемуары, обзорные работы, исторические, аналитические. В связи с одним только джазом есть как минимум десятки книг, которые я хотел бы прочесть. В последнее время в России что-то сдвинулось с мертвой точки, безусловно – кое-какие книги стали переводиться, порой даже достаточно оперативно, с опозданием всего лет на пять. Кроме того, появились собственные специалисты и энтузиасты, выпустившие весьма дельные работы. Но все равно, во-первых, это капля в море, во-вторых, переводятся только книги, связанные с наиболее громкими именами. То есть – и большое спасибо – вышли автобиографии Кита Ричардса или Майлса Дэвиса, но при этом вряд ли когда-нибудь появится на русском автобиография, например, знаменитого барабанщика Била Бруфорда.

Разговоры с издателями, даже лично заинтересованными в предмете, любителями этого дела,  всегда одинаковые: это мертвый сегмент рынка, хуже – разве что только «реалистическая» литература для подростков. Типа, даже перевод не окупишь. Ну, что сказать – я не маркетолог, видимо, они правы, а в Европе-Америке издавать эти книги позволяет исключительно отсутствие необходимости в переводе. Были теоретические разговоры о принт-он-деманд, но что-то я в эту систему вообще не слишком верю. А вообще – вот издание у нас такого рода литературы – как раз то, чем бы я с удовольствием занимался как редактор.

 

 

Герман Виноградов

 

Не хватает книг по саунд-скульптуре, саунд-инсталляциям и саунд-перформансам.

 

 

Павел Карманов

 

Одной книги - Роговой С.И.ПИСЬМА ИОГАННЕСА БРАМСА. (М.: Композитор, 2003), тираж 500 экз. ... уже ее нет... лучшая книга о музыке.

Книг о российских композиторах XXI века.

Книг о разных композиторских стилях.

Книг о бедственном положении совр[еменных] композиторов в обществе.

 

 

Яков Кацнельсон

 

Была очень интересная книга - "Романтическая гармония и её кризис в "Тристане" Вагнера" (М.: Музыка, 1975). Я ее читал, но никогда не видел в продаже, думаю, было бы интересно ее переиздать. Также не хватает других переводов. Все тома писем Моцарта, писем Шумана. В Швейцарии есть очень интересная литература о Кларе Хаскил, в частности, ее переписка с Дину Липатти. Прекрасные книги Фишера-Дискау, в частности о песнях Шуберта. Я читал интересную книгу "Уроки Шопена". Она тоже к сожалению не переведена...

 

 

Артем Липатов

 

Мне не хватает биографической литературы. То, что на Западе давно уже норма, у нас всякий раз воспринимается как событие. Например, автобиографии Кита Ричардса и Эрика Клэптона - события, конечно, даже на фоне нормы, но у нас НЕТ НОРМЫ, и оттого они события вдвойне, а то и втройне. При этом - если Ричардса издал Corpvs, и издал хорошо, то Клэптона издавали энтузиасты, дилетанты, и оттого на первой странице обложки - максимально неудачная фотография фигуранта и металлизированный шрифт, что в сочетании выглядит... Эти вопросы, впрочем, чуть менее значимы - но в контексте проблемы немаловажны. То, что за последнее время издано несколько книг Миши Моргулиса об отечественных исполнителях и группах, конечно, хорошо, но нет разнообразия и массовости.

И ещё, конечно, не хватает в области поп- и рок-музыки книг, аналогичных тем, что издаёт "Музыка-XXI".

 

 

Ольга Манулкина

 

Не хватает книг о музыке для не-музыкантов: эта ниша практически пустует (речь здесь и дальше, конечно, только о литературе на русском языке); книг без специальной терминологии (или докладно её объясняющих), хорошо написанных. Что порекомендовать знакомому, который вдруг начал ходить в Мариинку и хочет разобраться, что к чему, или студенту университета, который пришёл на концерт в филармонию, да и школьнику тоже? Чтобы перечислить такие книги, пальцев одной руки будет много. Это, в общем, преступление, если иметь в виду постоянную тревогу за пустеющие филармонические залы и оперные театры.

Не хватает учебников для музыкантов; для училищ, консерваторий и музыкальных факультетов, прежде всего, по истории музыки, которую у нас до сих пор величают «зарубежной». В 2013 году студенты сдают экзамены по учебникам, написанным в 1950-х и 1960-х! И отнюдь не все умеют отсеивать пассажи про классовую борьбу и идеологическое засилье церкви. И не все понимают, что даже такие замечательные ученые, как Михаил Друскин и Валентина Конен, не могли написать учебник без цензуры.

Что касается специальной литературы, то легче сказать, чего хватает. Не хватает книг о композиторах – от Клаудио Монтеверди до Лучано Берио. Книг по барокко и более ранней музыке не хватает катастрофически, по ХХ веку – не хватает многого. И это тоже до сих пор ощущаемое наследие 1948 года и железного занавеса. Но и по центральным персонажам европейской музыки XIX века, и по русской музыке книг мало, а большинство тех, что есть, написаны тридцать, сорок, пятьдесят лет назад, а значит, необходим критический пересмотр. Такие книги трудно пишутся и трудно издаются. Мало кто из издателей рискнёт издать специальный труд; в Петербурге исключение составляют Издательство Ивана Лимбаха и Издательство Новикова; выжившие специализированные издательства живут трудно, хотя и сражаются героически – Композитор, Классика-XXI; издательская деятельность консерваторий, за вычетом, пожалуй, Московской консерватории, крайне ограничена, а получить гранты, как показывает опыт, музыковедам ещё сложнее, чем коллегам – искусствоведам и литературоведам.

 В этой последней графе особенно не хватает переводов. Все то же «средневековье» ХХ века оборвало работу по переводам западных научных трудов, которая шла в России в 1920-е и 1930-е; с большими трудами и преодолениями в 1970-е появились переводы композиторских текстов (Стравинского, Веберна), а также исследований. Но до сих пор переведены единицы. По существу, чтобы наверстать упущенное, нужно начинать большую переводческую программу. Достаточно сказать, что и сорок лет спустя после русского издания «Диалогов» Стравинского у нас есть только этот один том избранного – из шести! – и даже он не переиздавался, хотя давно уже стал библиографической редкостью. Или что неполная библиография о Вагнере в словаре Гроува среди 500 наименований числит более 100 книг, изданных в последние полвека. На русском их всего десяток, включая дореволюционные издания и краткие учебные пособия. На этом фоне есть вещи досадные. Например, то, что долгожданная книга Алекса Росса вышла в переводе, по которому трудно представить, почему она вошла в список лучших книг года и получила столько премий. Или что единственная переведённая целиком книга Ричарда Тарускина, Defining Russia Musically, уже лет семь лежит в издательстве «Классика-XXI»; при том, что труды Ричарда Тарускина входят в список обязательных (сколько бы споров они не порождали, или именно поэтому), и нужно еще переводить и два тома о Стравинском, и шеститомную «Оксфордскую историю музыки».

 

 

Сергей Невский

 

Перед тем как ответить на Ваш вопрос, я решил отправиться в книжную лавку консерватории и посмотрел, какие книги по музыке вообще продаются. Больше всего книг по-прежнему о великих наших исполнителях середины прошлого века: Рихтере, Гилельсе и (восстановленная справедливость!) Марии Юдиной. Книги о композиторах, скорее, случайность, а систематических книжек по истории русской музыки ХХ века в лавке нет вообще. Где-то в левом дальнем углу приютились книжки, объясняющие, почему все так плохо (Владимир Мартынов и Норман Лебрехт), а в крайнем правом - единственная книжка по истории музыки Ренессанса (которую мне немедленно захотелось купить) о Йоханесе Тинкторисе, великом фламандском теоретике XV века, чьими понятиями консонанса и диссонанса мы отчасти пользуемся до сих пор. В общем, говоря о том, чего не хватает, я бы выделил два потока: то, что нужно образованному слушателю, и то, что может быть интересно специалисту или студентам. 

Прежде всего, не хватает серьёзных книг по истории русского авангарда 10-х - 20-х (об этом есть например, стандартный труд немецкого исследователя Детлефа Гойовы, хотя бы его можно было перевести) и таких же книг по истории послевоенной русской музыки. Должна быть полная история русской музыки ХХ века, где есть и Щедрин, и Денисов, и Волконский, и Уствольская, импровизация и джаз, а также - история взаимодействия музыки и концепт-арта в 70-х 80-х (история фестиваля "Альтернатива", работа Летова, Курехина. Пригова и т д.). Для студентов необходимы книжки по оркестровке ХХ века (есть немного устаревший, но по-прежнему добротный труд Лобмарди), потому что этого просто не преподают. Почтенные профессора МГК часто не знают даже, почему финал 6-й симфонии Чайковского оркестрован так, как он оркестрован, что же говорить о Шаррино например... То есть студенты знают, как выжимать из инструментов самые необычные звуки, но техника обращениями с этими звуками на уровне оркестра, мысли о тембровых стратегиях и драматургии есть у очень немногих. Так же необходимы детальные пособия по работе с электроникой, впрочем, насколько я знаю, такие пособия сейчас готовятся внутри консерватории. Из памятников ХХ века я бы перевёл на русский переписку Кейджа и Булеза, там много поучительного. В общем, работы много.

 

 

Илья Овчинников

 

Мне не хватает истории отечественной музыки последнего столетия, которая была написана так же подробно, как "1948 год в советской музыке" Екатерины Власовой. Не хватает подробных биографий композиторов, которые были широко доступны в советское время: как минимум - переизданий, как максимум - новых книг, написанных с учётом знаний, исполнений и записей последнего времени. Не хватает обзорных книг вроде "Дальше - шум" Алекса Росса. Не хватает переводов книг, которые выпускают ключевые фигуры европейской музыки, такие как Даниэль Баренбойм, Николаус Арнонкур, Инго Мецмахер.

 

 

Петр Поспелов

 

Хотел бы иметь толстые, подробные, написанные специалистами - без лишней беллетристики - биографии основных композиторов (главным образом, XIX века), снабжённые максимальным количеством фактов, историческим контекстом и обширным справочным аппаратом.

 

 

Наталья Пшеничникова

 

Не хватает русской периодики с теоретическими анализами музыки композиторов конца 20/ начала 21 века. Это могут быть и квартальные или полугодовые выпуски в мягкой обложке, но лучше книги. Надо сделать ежегодник музыкально-теоретических статей под редакцией Раннева, Курляндского, Невского. 

И ещё хочется больше системных исследований нейро- или социального плана- этого и в мире мало - рассматривающих музыку, её создание и её восприятие, как продукт человеческого мозга и, с другой стороны, социальные аспекты, как часть социума.

Я знаю, что Ольга Гречко переводит автобиографию Scelsi, хорошо бы её издать.

 

 

Павел Сербин

 

Не хватает русских переводов исполнительских трактатов 18-нач. 19 века. В первую очередь Маттезона ("Совершенный капельмейстер") и Ханйнишена. Можно переиздать уже имеющиеся в русских переводах нач. 19 века трактат Манфредини (перевод Дегтярёва), школу Л. Моцарта, школу Лелейна. Можно даже факсимильно.

 

 

Борис Филановский

 

Книг про музыку я читаю немного, даже совсем мало. Насчёт переводной литературы про музыку вообще – я бы с удовольствием увидел на русском собрание эссе Карлхайнца Штокхаузена, "Идею абсолютной музыки" Карла Дальхауза, "Музыку как время" Хайнца Хайнриха Эггебрехта, "Музыку и акустику" Пьера Шеффера. Но это, конечно, утопия – вряд ли какое-то издательство здесь возьмётся за такие большие издания с такой узкой читательской аудиторией.

 

Время публикации на сайте:

11.02.13

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus