Снесарев и закон непрерывности войн

Андрей Евгеньевич Снесарев с супругой. Изображение: primuzee.livejournal.com

Автор текста:

Дмитрий Стахов

 

 

Фундаментальный труд выдающегося военного теоретика и философа Андрея Евгеньевича Снесарева «Философия войны» был подготовлен автором к печати в конце 1929 года, но 27 января 1930-го руководителя Восточного отделения Военной академии РККА Снесарева арестовали и приговорили к расстрелу. Правда, Сталин проявил гуманизм, и направил наркому обороны Ворошилову записку с предложением заменить высшую меру десятью годами лагерей. Как суд и приговор, так и «помилование» были частью продолжавшегося, но набирающего обороты - и в значительной степени удавшегося, - эксперимента по отрицательной селекции. Они не имели никакого отношения ни к праву, ни к подлинным или мнимым прегрешениями ни Снесарева, ни кого-либо другого, также осужденного и также – помилованного.

Снесарева отправили на Соловки. Там он заболел, особым распоряжением семье было разрешено забрать Андрея Евгеньевича, и востоковед, путешественник, географ и философ, генерал-лейтенант царской армии, герой Первой мировой войны, первый ректор Центрального института живых восточных языков, ректор Московского института востоковедения, умер в 1937 году дома, в кругу родных.

Родившийся в 1865 году в семье сельского священника, Снесарев обладал выдающимися способностями. Он окончил физико-математический факультет Московского университета, защитил диссертацию, после университета – Московское пехотное юнкерское училище, в чине подпоручика вышел в армию, служил в 1-м Лейб-Гренадерском Екатеринославском полку, профессионально занимался пением и выступал в концертах вместе со своим однокашником по пехотному училищу Леонидом Собиновым, пел, подменяя заболевшего артиста, в Большом театре, изучал иностранные языки, на курсах Министерства иностранных дел – восточные, окончил Академию Генерального штаба, служил в Средней Азии, в качестве представителя Генштаба путешествовал по Памиру, был в Индии, где его принимал вице-король Индии лорд Керзон. Его дальнейший путь до 1917 года это путь блестящего, высокообразованного офицера, военного теоретика, способного к службе на командных должностях в полевых и боевых условиях. Когда в 1918 году Снесареву предложили вступить в Красную армию, он это предложение принял.

Тут, видимо, следует отметить деталь, имеющую прямое отношение и к суду и к приговору, а также к сталинскому помилованию 1930 года. Именно Снесарев организовал в 1918 году оборону Царицына, а не комиссар Сталин и командующий Царицынской группой войск Ворошилов. У Снесарева с великими военно-начальниками возник конфликт, но влияние ещё не было абсолютно довлеющим, и тогда Снесарев избежал больших неприятностей: был отправлен создавать Академию Генерального штаба РККА, а все лавры по обороне Царицына достались...

Впрочем, это уже не так важно. Важно, что уже в 1919 году Снесарев разрабатывает программу по курсу «Философия войны», в которой дает свое, оригинальное видение проблемы и путей её исследования. Конечно, было бы странным утверждать, что Снесарев был первооткрывателем этого направления. Да и книга «Философия войны», в значительной степени выросшая из подготовленного Снесаревым курса, носит характер обобщающий, она построена на основе огромного материала, собранного автором, и состоит из следующих глав: «Роль философии в изучении войны», «Война в людских суждениях», «Война в исторической перспективе», «Война в научном отражении», «Нравственная оценка войны», «Война и государство».

Андрей Снесарев рассматривает войну как естественное состояние людей. Он отмечает, что существует «закон непрерывности войн», и если подсчитать время всех войн от 1500 года до нашей эры до 1900 года, то получится потрясающее соотношение: на 3400 лет «исторической жизни, человечество имело 6000 лет войны, значит, на 1 год общей жизни приходилось 1,7 года войны».

Подлинный патриот, энциклопедически образованный офицер, Андрей Снесарев вовсе не ограничивается компиляцией, обобщением сказанного до него. Суть его книги может стать понятной по одной обширной цитате из главы «Нравственная оценка войны». В пух и прах разбивая «компиляторскую мазню» Ивана Блиоха «Будущая война» (по мемуарам Сергея Витте Блиох только составлял план, а сама книга писалась «неграми»), Снесарев отмечает, что все попытки показать, будто война есть что-то особенно мерзкое и чуждое человеку, несостоятельны. И, с печалью признавая популярность идей Блиоха в России, продолжает: «…только в России мог найти себе столь плодотворную жатву Л.Н.Толстой как художник, давший нам дивные образы военных и чарующие картины боевых столкновений, но как мыслитель, старавшийся все свои – с этой стороны небольшие – ресурсы приложить к тому, чтобы опорочить, высмеять и унизить войну и все военное. И многие ли насладились великим военным художником, но маленького военного мыслителя расценило и превознесло большинство. Теперь, когда мы перенесли так много и многое поняли из нашего прошлого, мы можем создать убежденное представление и о нашей всегда забронированной в тиши канцелярий политике, и об отсутствии патриотизма в массах, и о тех даровых развратителях, которые с красивыми нравственными фразами несли в руках факел Герострата…»

Подобные слова мог себе позволить человек, глубоко знавший и философию, и военную науку, и историю. И, что, пожалуй, важнее всего - человек, имевший немалый боевой опыт. Андрей Снесарев был именно таким человеком, прекрасно понимавшим, что одновременно в сознании многих, в том числе просвещенных людей, уживается "ненависть и жажда войны". Снесарев видел смысл своего труда в том, чтобы хотя бы наметить возможные ответы на один из сложнейших жизненных вопросов.

Время публикации на сайте:

12.02.14

Рецензия на книгу

Философия войны

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus