Князья и годы

Великий князь Сергей Александрович с супругойВеликий князь Сергей Александрович с супругой

Автор текста:

Алексей Мокроусов

 

 

Владимир Джунковский. Воспоминания (1865 – 1904).  Подготовка текста, примечания А. А. Литвин. – М.: Издательство им. Сабашниковых. 2016. – 800 с.: ил.

 

 

 

 

Издание воспоминаний Владимира Фёдоровича Джунковского (1865–1938) – пример того, как нетороплива наука. Первый том в двух книгах вышел еще в 1997-м, второй появился в прошлом году. Свиты Его Величества генерал-майор, московский губернатор (1905–1913), товарищ министра внутренних дел. Джунковский с 1913 по 1915 год командовал Отдельным корпусом жандармов. Должность он потерял из-за того, что представил императору досье на Распутина. В итоге поехал в Действующую армию, командовал сперва дивизией, затем 3-м Сибирским корпусом на Западном фронте. Вплоть до 1917 года Джунковский вел дневник: Западный фронт, окопная жизнь конец монархии и Февральская революция, развал армии и Октябрьский переворот... В томе, посвященном годам революции, рассказывается о встречах со многими известными деятелями эпохи, от Деникина до Керенского.

Новый том воспоминаний, рукопись которого хранилась все эти годы в архиве, посвящен детству и юности, учебе в Пажеском корпусе и началу службы – сперва в лейб-гвардии Преображенском полку, затем в качестве адъютанта московского генерал-губернатора. Книга увлекает, это важный источник информации о придворной и повседневной жизнь Москвы и Петербурга начиная с эпохи Александра II заканчивая первым десятилетием царствования Николая II.

Джунковский – отличный рассказчик, с легким слогом и метким глазом. В текст мемуаров вплетены не только письма и полковые приказы, но и меню праздничных обедов в гвардейских полках. Все вместе это напоминает о стране, которой больше нет – о светлых, разумеется, ее страницах, ибо критиком режима в молодости Джунковский явно не был. Разве что замечание об одной встрече на свадьбе вел. кн. Сергея Александровича можно счесть вольнодумным: «на меня произвела неприятное впечатление маленькая сестра невесты принцесса Алиса (будущая наша императрица). Она навзрыд плакала, всхлипывала как-то истерично, слезы лились у нее из глаз, ее не могли никак успокоить.”

Многие эпизоды неожиданны – так, чтобы получше узнать возможного адъютанта, великий князь мог пригласить его в гости в свое имение, где кандидат (который и не подозревал о возможном повышении по службе) проводил неделю-другую. Сам Джунковский в итоге обрадовался, что назначение не состоялось: «Я считаю, что это меня спасло. Если бы я тогда, в такие молодые годы, имея 21 год всего от роду, был бы назначен адъютантом, то из меня ничего порядочного бы не вышло. Я жизни тогда еще совершенно не знал, и придворная жизнь меня бы захватила всего, и я бы не мог тогда разобраться в отрицательных ее сторонах, меня бы она засосала. И я Бога благодарю, что тогда этого не случилось”. Многие ли сегодня повторят эти слова в схожей ситуации?

Жизнь военных не отличалась стабильностью. Джунковский рассказывает о судьбе младше сына своего полкового командира князя Оболенского: тот “начал свою службу в полку блестяще, был полковым адъютантом, затем командовал ротой его величества, получил звание флигель-адъютанта. Но в 1905 году его карьера в полку сразу оборвалась, когда 1-й батальон полка, под влиянием агитации, вышел из повиновения и был расформирован и отправлен в село Медведь, Новгородской губернии, получив наименование особого батальона. Все офицеры, хотя и не принимавшие, конечно, никакого участия в беспорядке, были также осуждены за допущение беспорядка и отправлены в село Медведь вместе с батальоном с исключением из списков полка. Оболенский, кроме того, лишен был и звания флигель-адъютанта. Таким печальным образом окончилась его военная карьера”. Карьера – но не жизнь. После высочайшего помилования и выхода в отставку Оболенский “вскоре был назначен Рязанским вице-губернатором, а в бытность мою товарищем министра внутренних дел назначен был С.-Петербургским градоначальником на место Драчевского”. Завидная последующая судьба для офицера, пусть и несправедливо однажды обвиненного.

Впрочем, другие назначения выглядят более сомнительным – так, командир корпуса генерал-адъютант граф Шувалов 2-й стал послом в Германии, возможно, из-за таких назначений в дипломатические миссии людей, далеких от дипломатии, и случилось много из того ужасного, что едва не разрушило Европу.

Заключительный том обильно прокомментированного Джунковского появился в известной сабашниковской серии «Записи прошлого», где печатаются извлеченные из архивов воспоминания и дневники авторов XIX – ХХ веков. Среди самых ярких ее публикаций – мемуары профессора МГУ Бориса Чичерина и художника Льва Жемчужникова, хранившиеся в закрытом фонде Бахметьевского архива в Нью-Йорке 400 с лишним писем императрицы Марии Федоровны (1847 – 1928) и ее дочерей вв. кн. Ксении Александровны (1875 – 1960) и Ольги Александровны (1882 –1960) к княгине А. Оболенской, а также дневники и записные книжки историка Ивана Забелина.

В качестве иллюстраций к воспоминания Джунковского издатель использовал редкие фотографии, принадлежащие известным российским фотографам, и снимки из личного архива генерала, в том числе сделанные им самим.

Время публикации на сайте:

03.12.16

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus