Выйти из лифта

Автор текста:

Алексей Мокроусов

 

Политический бестселлер Мойзеса Наима, изданный теперь и в России, описывает системный кризис методов управления во всем мире.

 

 

Мастеров реферата встретишь сегодня на каждом шагу, любой второклассник в состоянии набрать занимательных фактов из интернета. Но «Конец власти» - образец того, как можно и нужно работать с массивами информации. Вашингтонский экономист и журналист Мойзес Наим это умеет. Советник Всемирного экономического форума в Давосе, он работал главным редактором журнала Foreign Policy, был исполнительным директором Всемирного банка, а также министром торговли и промышленности в родной Венесуэле. Его предыдущий бестселлер, посвященная потаенной мировой экономике «Черная книга глобализированного преступления», переведена на многие языки, исключая, увы, русский.

Новое исследование вдохновляет широтой подхода. Для примера - лишь несколько слов на букву «Т» из финального Указателя: Михаил Таль, Телесериалы (Мыльные оперы), Терроризм, Тунис, Тэтчер. Панорамность взгляда еще не гарантирует глубину, но у 63-летнего автора были хорошие консультанты. Несколько вариантов рукописи читала президент Фонда Карнеги Джессика Мэтьюз, среди тех, кого автор благодарит в финале, Жак Аттали и Фрэнсис Фукуяма; не зря на обложке русского издания горделиво красуется надпись «Первая книга в списке Марка Цукерберга» (имеется в виду книжная страничка на Фейсбуке, которую в течение полугода вел основатель соцсети, он сам отбирал книги каждые две недели; почти 700 000 подписчиков). После выхода «Конца власти» швейцарский Институт Готтлиба Дутвайлера включил Наима в список ста самых влиятельных мыслителей наших дней.

Книгу, где лишь примечания и библиография занимают 50 страниц, стоит прочитать всем, кому интересно, как нынешние механизмы власти впали в кризис. Здесь рассмотрены разные сферы жизни, от промышленности, где «влияние ведущих игроков встречает все больше преград, фактически нивелируется», до военных действий – «самодеятельные» вооруженные группировки, действующие по партизанскому принципу, все чаще побеждают профессиональные армии, которым во многом мешает жесткий централизм.

Автор рассматривает множество проблем, от стремительного сокращения традиционной власти мировых религий и роста влияния судей на политическую жизнь до упадка дипломатии и специфики эпохи изобилия, порождающей такой неожиданный эффект как подавление средств контроля. Сытые, здоровые и образованные люди теснее общаются друг с другом, их «труднее разбивать на группы и контролировать», так что «многие из факторов, помогавших удерживать власть, утрачивают прежнюю эффективность». Лишь сокращение таких групп, например, через провоцирование эмиграции образованной части населения, помогает сохранению власти.

Наим призывает отказаться от многих стереотипов, таких как «лифтовое мышление», пытающееся объяснить и судьбу отдельного человека, и мир в целом исключительно через движение вверх-вниз, к успеху или к поражению. «Покинув лифт, нужно на все смотреть скептически», в том числе и на веру в мощь национальных государств. Вслед за Чарльзом Купчаном автор верит, что «XXI век не будет принадлежать Америке, Китаю, Азии или кому бы то ни было. Мир будет ничьим. Впервые в истории он станет системой взаимных зависимостей – но без общего центра тяготения и без мирового жандарма».

Книга радует позитивным настроем. Нарисовав удручающую картину импотенции власти во всех ее проявлениях, исследователь не впадает в злорадство, а оптимистично заявляет: «понять сущность упадка власти – значит сделать первый шаг к тому, чтобы найти свой путь в новом мире». Даже в статистических данных он находит позитивные цифры, вспоминая, например, вывод Всемирного банка, что в период с 2005 по 2008 год на планете резко сократилось число живущих за чертой бедности (что на языке экономистов означает – получающих меньше доллара 25 центов в день). Это позволяет ему не робеть перед демографическими выкладками: стареющее население превалирует лишь в нескольких индустриально развитых странах, при этом средний класс там сокращается, а вот в менее развитых молодежь составляет крупнейшую демографическую группу. Какие политические и экономические последствия из этого следуют, Европа наблюдает последние полтора года – после того, как работа над «Концом власти» была завершена. Но слишком многие ее положения звучат так, словно будут сформулированы лишь завтра.

 

 

Фрагмент авторского предисловия

 

Фернанду Энрики Кардозу, бывший президент Бразилии, благодаря которому государство добилось успеха, объяснил мне: “Меня всегда удивляло, что меня считают влиятельным лицом, — признался он, когда я брал у него интервью для этой книги. — Даже хорошо информированные и сведущие в политике люди не раз обращались ко мне с просьбами, из которых ясно следовало, что они приписывают мне куда больше власти, чем у меня есть на самом деле. И я всегда думал: «Знали бы они, до какой степени в наши дни ограниченна власть президента».

На встречах с главами других государств мы часто об этом рассуждали. Пропасть между нашей реальной властью и тем, что от нас ждут, — причина самого серьезного давления, с которым приходится сталкиваться главе любого государства”.

Нечто похожее я слышал от Йошки Фишера, одного из самых популярных немецких политиков, бывшего канцлера Германии и министра иностранных дел. “Я был молод, и власть меня зачаровывала и манила, — рассказывал Фишер. — И я испытал большое потрясение, узнав, что все эти величественные правительственные резиденции и прочие атрибуты власти суть пустое место. Имперская архитектура правительственных дворцов скрывает, до чего на самом деле ограниченна власть тех, кто в них работает”.

Схожие рассуждения я слышал не только от министров и глав государств, но и от руководителей крупных компаний, глав фондов и больших организаций в самых разных сферах деятельности. Вскоре мне стало ясно, что происходит нечто более серьезное: дело не только в том, что сильные мира сего жалуются на пропасть между предполагаемой и реальной властью. Сама власть испытывает беспрецедентное давление. Начиная с 1990 года я каждый год посещал Всемирный экономический форум в Давосе, где собирались самые влиятельные персоны из сфер бизнеса, государственного управления, политики, СМИ, неправительственных организаций, науки, религии и культуры. Мне посчастливилось присутствовать и выступать практически на всех самых привилегированных встречах сильных мира сего, в том числе на конференции Бильдербергского клуба, ежегодном собрании магнатов индустрии СМИ и развлечений в Сан-Валли и ежегодных собраниях Международного валютного фонда. Каждый год я беседовал с разными участниками, и наши разговоры подтверждали мою догадку: сильные мира сего в наши дни сталкиваются со все более серьезными ограничениями власти. И реакция на мои расспросы свидетельствовала об одном: власть становится слабее, неустойчивее и несвободнее в своих проявлениях.

Я вовсе не призываю пожалеть тех, кто облечен властью. Жалобы правителей на собственное бессилие — еще не повод для паники в нашем мире, где “победитель получает все”. Я лишь хочу описать влияние упадка власти. Далее я подробно разберу процесс упадка, его причины, проявления и последствия с точки зрения способов, которыми он влияет не только на 1% избранных, но, что важнее, на большой и растущий средний класс, а также на тех, кто вынужден каждый день бороться за выживание.

Мойзес Наим

Март 2013 года

Время публикации на сайте:

08.12.16

Рецензия на книгу

Конец власти

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus