Скромный кумир

Lawrence Alma-Tadema, The Roses of Heliogabalus, 1888 Colección Pérez Simón, Mexiko, Foto: © Piera, Arturo Öl auf Leinwand, 132,7 x 214,4 cmLawrence Alma-Tadema, The Roses of Heliogabalus, 1888 Colección Pérez Simón, Mexiko, Foto: © Piera, Arturo Öl auf Leinwand, 132,7 x 214,4 cm

Автор текста:

Алексей Мокроусов

 

В Вене проходит большая ретроспектива самого модного автора викторианской эпохи, голландца по рождению и итальянца в душе Лоренса Альма-Тадемы.

 

Опасаясь подделок, Лоуренс Альма-Тадема (1836 – 1912) вел тщательный учет всех созданных картин, присваивая им порядковые номера и учитывая в особых гроссбухах. Подобный жест покажется проявлением занудства или мании величия, но для первого художник выглядел слишком любознательным, а для второго у него были основания – среди светских арт-львов Лондона конца XIX века трудно найти художника более популярного и дорогого, чем он. Голландский эмигрант, он создавал исторические полотна, на античные сюжеты или связанные с эпохой меровингов, которые расходились на ура. Не все, правда, были от них в восторге, среди критиков “Танца с оружием” (“Пиррического танца”, 1869) оказался, например, Джон Рескин. Гладиаторы напомнили ему “черных жуков в поисках мертвой крысы”, его не смутила даже близость этого академического реалиста прерафаэлитам.

Сейчас “Танец с оружием” из собрания картинной галереи Гилдхолл в Лондоне привезли на большую ретроспективу Альма-Тадемы “Декаданс [Декадентство] и античность” в венском Бельведере. Она собрала более 150 работ из музеев и частных собраний Англии и США, Мексики и Португалии, Турции и Польши.

 

Lawrence Alma-Tadema, The Roman Potters in Britain (Hadrian in England), 1884
Koninklijke Verzamelingen (Royal Collections), The Hague.  
Opus CCLXI (Section A) Öl auf Leinwand 76.2 × 119.4 cm

 

Самые известные посвящены истории Древнего Египта, Древнего Рима и Помпеям – несмотря на салонный характер своего искусства, Альма-Тадема оказался по натуре исследователем, много времени тратил на путешествия по Ближнему Востоку и Апеннинам, проводя недели на раскопках. Он любил детали и точность, был при этом в живописи мастером на все руки – его свет завораживал, его обнаженные по-прежнему чувственны и эротичны, а понимание композиции вдохновляло не одно поколение коллег, от Семирадского до Густава Климта, и далее до голливудских кинооператоров.

Театральность его работ была очевидна, сотрудничество самого художника с режиссерами оказалось лишь вопросом времени. Главным заказчиком стал лондонский театр “Лицеум”, Альма-Тадема предпочитал шекспировские проекты. В Бельведере показывают его эскизы декораций и костюмов к “Кориолану” из собрания музея Виктории и Альберта.

 

Lawrence Alma-Tadema, The Finding of Moses, 1904
Privatsammlung, Courtesy Christie’s.    Opus CCCLXXVII Öl auf Leinwand 137.7 × 213.4 cm

 

Успех не породил звездной болезни , в обоих браках Альма-Тадема был примерный семьянин (портреты жен и дочерей придает придают помпезной по идее выставке лирический и даже интимный характер), а его отзывчивость на критику поражает сегодня. Когда рецензенты сочли одно из его исторических полотен неудачным, расстроенный художник вырезал из холста три наиболее нравившихся ему самому фрагмента, их повесили в Вене на одной стене, но как три разных картины. Такая доверчивость,с трудом представима в наши дни, когда никто из модных авторов не нашел бы в себе сил с ножницами в руках реагировать на газетную статью, разве что на самого рецензента.

За легкий нрав Альма-Тадему любили товарищи по цеху и почему-то ненавидели критики; двери его ателье были открыты для всех, в том числе и последнего дома из 66 комнат с мастерскими для жены и старшей дочери - те отлично рисовали, их работы тоже показывают в Вене. Дом выглядел настойщим музеем, только на его ремонт Альма-Тадема потратил в современных ценах более 5 млн. фунтов. После смерти владельца здание, куда при жизни художника стремился весь Лондон, долго не могли продать, в итоге его перестроили под многоквартирный дом, а фантастические интерьеры уничтожили.

Есть авторы, настолько популярные при жизни и так быстро забытые после смерти, что всегда интересно: дело тут действительно в качестве их живописи или что-то странное происходит в голове у публики, склонной сперва к бездумному восхвалению, а потом к жестокому низвержению?

 

Lawrence Alma-Tadema, Portrait of Ignacy Jan Paderewski, 1891 (польский пианист, композитор и дипломат).
Muzeum Narodowe w Warszawie.  Opus CCCXI Öl auf Leinwand 45,7 × 58,4 cm

На арт-рынке об Альма-Тадеме забыли более чем на полвека, благодарность хранили те, от кого ее, в общем-то и не ждали – кинематографисты. Они цитировали художника без зазрения совести, обеспечив ему тем самым будущее. Последний зал венской выставки превращен в кинотеатр с двумя экранами. Справа проецируют фотофрагменты картин, слева – кадры, использующие композицию и сюжеты Альма-Тадемы. Говорят, легендарный режиссер и продюсер Сесиль Демилль, ценитель большого стиля и религиозных сюжетов, снабжал своих сотрудников открытками с репродукциями картин художника. Среди отобранных эпизодов не только европейская и американская классика немого кино, но и современные блокбастеры, включая “Гладиатора” Ридли Скотта.

Наследие Альма-Тадемы стало дорожать к концу 1960-х. Сегодня цены на аукционах доходят до 30 млн. долларов, а при жизни автора самые дорогие его картины стоили в пересчете по нынешнему курсу  полмиллиона фунтов. Какую роль в этом сыграло кино, не очень ясно, но что не обошлось без самого Альма-Тадемы, доказывать уже не приходится.

К выставке в двух версиях, английской и немецкой, вышел каталог под редакцией профессора и декана факультета искусств университета Йорка Элизабет Преттиджон и шеф-редактора Fine Art Connoisseur (Нью-Йорк) Петера Триппи (в настоящее время он возглавляет Ассоциацию историков XIX века). Он включает статьи девяти авторов, среди тем – влияние Альма-Тадемы на раннего Густава Климта, “Альма-Тадема и два его дома в Лондоне” (эссе Charlotte Gere), а также отношения художника с Фредериком Лейтоном.

 

Lawrence Alma-Tadema. Klassische Verführung // 

Lawrence Alma-Tadema: At Home in Antiquity

Erscheinungsjahr: 2016

Herausgeber: Elizabeth Prettejohn, Peter Trippi

Seitenanzahl: 240. Format: 23,5 x 28,5 cm
ISBN 978-3-7913-6688-3 (Deutsch)
ISBN 978-3-7913-6689-0 (Englisch)Preis: EUR 29,95

 
Вена, Бельведер, до 18 июня 2016 года.

Время публикации на сайте:

09.05.17

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus