В хорошей компании

Складной алтарь. Собственность Рильке, позднее подарен Клэр Голь. Foto: DLA MarbachСкладной алтарь. Собственность Рильке, позднее подарен Клэр Голь. Foto: DLA Marbach

Автор текста:

Алексей Мокроусов

 

 

 

Отношениям Райнера Марии Рильке и России посвящена большая выставка, показанная сперва в немецком Марбахе, а теперь переехавшая в Швейцарию. В будущем году ее покажут и в Москве. 

 

Впервые Рильке (1875 – 1926) приехал в Россию в 1899-м, год спустя – во второй. Его гидом стала писательница Лу Андреас-Саломе (1861 – 1937) – не просто уроженка Петербурга, но еще и красавица, харизматичка и просто роковая женщина. В ее жизни к тому времени случилась дружба с безответно влюбленным Ницше (тот напрасно мечтал о женитьбе) и сексуально раскрепощенным литератором Францем Ведекиндом (этому повезло больше), впереди ждал совместный научный экстаз с Фрейдом. С Рильке их связали особые отношения, важная для обоих переписка продолжалась до смерти поэта. Андреас-Саломе и пристрастила его к русскому языку и культуре – Рильке переводил и сам писал стихи на русском, пусть и при помощи кого-то из близких.

Большая выставка “Рильке и Россия” в Немецком литературном архиве в Марбахе, организованная вместе с Гослитмузеем в Москве (тот зачем-то переименовали в музей истории российской литературы имени В.И. Даля) рассказывает об отношениях главного немецкого лирика и самой большой европейской страны. Хотя в оформлении использованы березки, а каждые четверть часа в залах раздается звон колоколов Ивана Великого, на современной во всех отношениях экспозиции дают IPad с электронным гидом, здесь звучат записи опусов Шостаковича и Десятникова на стихи поэта.

 

 

Леонид Пастернак. Набросок к портрету Рильке. Foto: DLA Marbach

 

280 экспонатов отобрали из более чем 20 коллекций. Письма и рукописи, фотографии и привезенные из путешествий вещи напоминают, какую важную роль сыграла в жизни Рильке Россия. Он подружился с крестьянским поэтом Спиридоном Дрожжиным, увлекся православием и задумывался, не переселиться ли сюда навсегда. Для “человека мира” это были искренние порывы, пусть их утопичность и казалась очевидной. Сам Рильке, судя по письмам друзьям, испытывал мистический восторг: «Я уже три недели в России, но кажется, будто три года, настолько мне здесь хорошо. Москва была первой целью, Пасха — первой радостью, Толстой — первым человеком, которого я посетил»; “Испытываешь необычное ощущение, находясь ежедневно среди этого народа, который полон смирения и набожности, и я глубоко радуюсь этому новому опыту”.

Среди участников проекта – не только российские архивы и музеи, от Ясной поляны и Пушкинского дома до музея Спиридона Дрожжина в Завидово и частных коллекций, но и западные собрания, прежде всего архив Лу-Андреа-Саломе в Геттингене и малодоступный архив Рильке, хранящийся у его наследников в Гернсбахе. Отсюда привезли, например, лейпцигский путеводитель Бедеккера по России (1898) с пометами поэта, а из архива Андреас-Саломе – “Гете-календарь” за май 1899 года с ее заметками, в том числе с упоминанием визита ко Льву Толстому. О богатой на события жизни писательницы напоминает хрестоматийный “снимок с кнутом”: Саломе изображена в повозке, в которую впряжены Ницше и философ Пауль Реё. Снимков на выставке два, оба из архива Саломе – один обычный, другой – с вырезанными фигурами Лу и Реё, оставлен один Ницше.

 
 

Лу-Андреас Саломе и Райнер-Мария Рильке в гостях у Спиридона Дрожжина. 1900. DLA Marbach

 

Благодаря сотрудничеству архивов удалось впервые показать всю переписку Рильке и Марины Цветаевой. Выставлен и вариант портрета Рильке, написанный Леонидом Пастернаком в 1928 году – на фоне московского пейзажа, таковым было пожелание родственников, у которых портрет находится сегодня; карандашный набросок к нему хранится в Марбахе.                         

Увы, организаторов не заинтересовала тема “Рильке и Дягилев”, или –шире – “Рильке и “Мир искусства”. Поэт мечтал печататься в петербургском журнале, предлагал услуги в качестве европейского корреспондента, но что-то не сложилось – может, его известность была еще недостаточной с точки зрения Сергея Павловича, всегда обращавшего внимание на громкое имя? Но журналы ему высылали, причем бесплатно, еще долгое время Рильке пытался организовать в Берлине выставки русского искусства и перевести книгу Александра Бенуа о русской живописи.

Финал экспозиции отдан русско-немецким культурным связям после смерти Рильке, в том числе поездкам немецких писателей в Россию, здесь показывают в частности, книжное издание дневника путешествия по СССР Макса Фриша. Среди экспонатов и сто снимков знаменитой Барбары Клемм и ее ученика Мирко Крижановича. Сделанные в “местах Рильке” 2015 году фотографии Крижановича (он посетил Поволжье и Украину) и более ранние снимки Клемм разделяют два десятилетия, а в некоторых случаях и 45 лет – и как по-разному выглядит эта страна! Даже снимая “лишь посетителей” Третьяковской галереи, Клемм удается сплавить в одном кадре социологию, психологию, и политику.

В сентябре выставка переехала в Швейцарию, ее поделили между Национальной библиотекой в Берне и литературным музеем Штраухоф в Цюрихе. А в 2018-м настанет очередь Нового Манежа в Москве.

К выставке вышел каталог.

 

Время публикации на сайте:

14.09.17

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus