Вадим Репин: "Луганский на заказ у меня выиграет. А вот Березовский – не знаю"

Вадим Репин. Фото: Алексей МокроусовВадим Репин. Фото: Алексей Мокроусов

 

Скрипач Вадим Репин - о Транссибирском арт-фестивале, аплодисментах между частями и любви к шахматам.

 

- Легко ли скрипачу быть музыкальным менеджером?

- Обратной дороги уже нет.

- Успели пожалеть?

- В этом столько азарта! А что до организации, она вся на Олеге (Олег Белый – директор фестиваля. - Ред). Я выбираю, что нам нужно, набрасываем с ним идеи, я все делаю, если необходимо мое личное участие, но основную работу он берет на себя.

Проект так стремительно развивается, что азарт играет фантастическую роль, становится только интереснее. Первый год был легким, когда можно было просто следовать за необычными идеями, теперь приходится придумывать все проекты.

- Начинать проще, чем продолжать?

- Первый год всегда легче, второй труднее, третий самый трудный. На пятилетие хотим пригласить артистов, которые произвели впечатление на прежних фестивалях. Появятся и новые возможности – у нас теперь новые финансовые горизонты благодаря Ольге Голодец и Попечительскому совету, которым она руководит. На фестивале много потрясающих исполнителей в этом году, в будущем их будет еще больше. Это статус кво – мы не приглашаем подозрительных личностей, стараемся держать уровень.

- В Новосибирске музыканты сами выбирают, что играть, это облегчает планирование?

- Конечно, и для меня, и для них! Они играют свои хиты. Для Новосибирска это уникальная возможность, в сезоне такие программы почти не звучат. В этом году особая нить – приходящийся на фестиваль день рождения Баха и наша троица аутентичности: Карминьола, баховский концерт Александра Князева, «Страсти по Иоанну»…

- В вас трудно заподозрить скрытого аутентиста.

- Я никогда не занимался аутентичным исполнением, как не играю на виолончели – другой инструмент, все другое, этому надо посвятить столько же времени, сколько я посвятил романтической манере игры. Я не делаю этого, как не начинаю и дирижировать, на это нужно положить полжизни.

- Не собираетесь как-нибудь удивить фестивальную публику тем, чего от вас не ожидают?

- Никогда не говорю «нет» или «да», если не знаю точно, но такого не случится в ближайшие два-три года. Сейчас мы занимаемся другой идеей – конкурсом для новосибирских композиторов, приз - произведение победителя сыграют на фестивале.

- Собираетесь  делать тематические программы внутри фестиваля?

- Для этого необходимо планирование за три года, чтобы все участники были готовы. На прошлом фестивале был небольшой акцент на духовых, в этом на медных. Я за лаконичность идей, лучше их меньше, достаточно даже половины. Вкусы публики полярно разные, эта полярность и заставляет зрителей приходить на концерты не дважды и не трижды. А программные фестивали – отлично, я сам участвовал в таком в Зальцбурге, когда Бартоли  попросила сыграть с Гергиевым на Троицыном фестивале Offertorium Губайдулиной в программе «Жертвы».

- Транссибирский арт-фестиваль заказывает Софии Асгатовне произведение на 2019 год?

- Надеемся, она примет наше предложение. А в 2018-м с Даниелем Хоупом под управлением Саши Гетцеля мы исполним концерт для двух скрипок с оркестром  Марка Энтони, концерт заказан вместе с фестивалями в Германии и Турции.

 

 

Вадим Репин. Фото: Алексей Мокроусов

 

- Казалось бы, психология вундеркинда требует побед всю жизнь, иначе вундеркинда ждет депрессия. А вы без страха погружаетесь в болото ежедневных проблем.

- Во-первых, от болота защищает директор, во-вторых, вундеркиндом я себя никогда не чувствовал. Может, однажды, когда ехал с конкурса Венявского, где в 11 лет получил главный приз. Но это продолжалось ровно до дверей квартиры, где встретила мама, тут же объяснившая – если не перестану чувствовать себя гением, всю жизнь мне играть на свадьбах.

- Каково это - участвовать в конкурсе госзакупок на проведение фестиваля, носящего твое же имя?

- Участвуем, а что делать? Таков закон. Мы недавно обсуждали с коллегами – Башметом, Гергиевым, моей женой Светланой, у которой тоже свой фестиваль (жена Репина – прима-балерина Светлана Захарова. - Ред.), - надо бы обратиться в минкульт с предложением отменить это правило для «именных» фестивалей и тех, кто показал свою состоятельность. Важно только понять критерии, а то любой фестиваль сочтут именным.

- А что, Башмет может проводить фестиваль Вадима Репина, а вы останетесь в партере?

- Наверное, это смешно.

- В Новосибирске вы проводите мастер-классы. Задумались о карьере педагога?

- Только своим примером можно заставить проводить их других. Мне нравится, но я очень устаю, гораздо больше, чем от концертов. Может, потому, что у меня нет техники преподавания. Я пытаюсь помочь, научить за одно-два занятие невозможно, но можно дать ребятам поиграть в зале, вдохновить, воодушевить, в чем-то поправить. С нашими  друзьями из ДК «Энергия», занимающимися этими мастер-классами, мы обсуждаем возможность проводить их в течение одной-двух недель. Придется внести коррективы в учебный план Консерватории, чтобы у студентов появилось для них время.

- Вы мечтаете сделать классическую музыку более популярной, но в истории ею всегда занимались немногие – аристократы с деньгами, пара процентов увлеченных.

- И сегодня число интересующихся не превышает трех процентов. Но я не хочу ничего менять. Я хочу, чтобы был выбор. Современная поп-культура чем привлекает? Ты отключаешься, тебе не нужно ничего, ни соучастия, ничего, тебя бьет этот ритм (кстати, у поп-культуры есть чему поучиться – современные классические музыканты редко играют ритмично). Классика – о другом.

- Вы зачарованы числом профессиональных скрипачей в Китае, их там 16 миллионов. Разве появление Паганини или Ойстраха зависит от их количества?

- Конечно, здесь просто математика. Дело и в таланте, но если таланты занимаются чем-то другим, их нет в музыке.

- Музыканты любят играть без пауз на аплодисменты, но вам иногда обидно, что публика не хлопает между частями…

- … определенных концертов – Чайковского, Брамса, Сибелиуса. Не хлопать здесь – неорганично, сдержаться можно только себя заставив. Есть аплодисменты – и аплодисменты. Если для тебя все внове, зачем сдерживать эмоции? Если не хлопают, артисты порой нервничают – почему зал молчит? Никто не в восторге?

- Вы слышите эту разницу аплодисментов?

- Слышу. Но не могу объяснить, чем.

 

 

 

Вадим Репин. Фото: Алексей Мокроусов

 

 

(во время съемки Репин снимает очки).

- Давно носите очки?

- Лет с тринадцати. Я лежа все время читал, хотя мама ругала.

- Брон влиял на ваш читательский выбор?

- Нет.

- Вы с ним вообще говорили о книгах?

- Нет. Мы с ним в шахматаы много играли, он все время выигрывал. Потом я один раз случайно у него выиграл, он зевнул что-то, и больше мы с ним не играли.

- Он, наверное, рассчитывал, что вы ему сразу вернете фигуру.

- Видимо.

- По-прежнему играете?

- Да! Я вам скажу…. Я вам покажу (достает «Айпэд». – Ред.), сколько у меня шахматных учебников!

- А какой разряд?

- Не знаю. Но [пианист Николай] Луганский на заказ у меня выиграет. А вот [пианист Борис] Березовский – не знаю.

- Вам Магнус Карлсон нравится? Вы вообще за кого болеете?

- За [Владимира] Крамника. Мы с ним очень дружим. Я всегда за него болел, даже, помню, в Монреале опоздал на репетицию. Они с Леко играли в Швейцарии на звание чемпиона мира, и Крамнику нужна была заказная победа, он должен был только выигрывать, если ничья, он терял бы титул. Я сидел в отеле и по вайфаю следил до момента, когда оставалось шесть-семь ходов до конца партии, Леко должен был уже сдаться через пару ходов, и в итоге я опоздал к [Кенту] Нагано на 13 минут. Со слезным видом сказал, что только прилетел, джетлаг, проспал. Сейчас Кент узнает… но сейчас уже можно, прошло сколько, 12 или 13 лет?

 

Автор использовал фрагменты интервью, взятого им в свое время для газеты "Коммерсант".

Время публикации на сайте:

19.09.17

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus