Коротко об основных направлениях новейшей китайской поэзии

Коротко об основных направлениях новейшей китайской поэзии

Автор текста:

Юлия Дрейзис
 
В издательстве "Культурная революция" вышла книга "Китайская поэзия сегодня". MoReBo публикует предисловие к антологии, включающей в себя произведения 25 современных поэтов.
 
 
1980-е годы в Китае прошли под знаком «туманной» поэзии – сам термин
возник как реакция консервативной критики на непонятное содержания и
непривычную форму стихов у молодых андеграундных поэтов, дебютировав-
ших во времена «культурной революции». Путь «туманной поэзии» был тер-
нист: от непонимания критиков, обличавших её за декаданс, до всеобщего
широкого признания. Каждый из «туманных» поэтов был крайне индивидуа-
лен, но их поэзию, тем не менее, объединял ряд общих черт. Среди них и исто-
ризм мышления, и глубокая рефлексия, выходящая за рамки отдельной лич-
ности, и сближение поэтического искусства с философией. Объединяли их и
общие мотивы – одиночества, утраченной юности, крушения идеалов и веры,
а также присущий всем им дух сопротивления, романтический идеализм, чув-
ство ответственности и высокой миссии поэта в обществе, стремление к сво-
боде творчества и самовыражения, поиск гармонии в жизни и новых форм
поэтической выразительности – свежих метафор и новых символов. Субъек-
тивные ассоциации у этих поэтов приходили на смену объективному отраже-
нию действительности, иррациональное перемежалось с рациональным, а в
центре их внимания были эмоции и чувства.
Уже с середины 1980-х на поэтическую арену понемногу начинает выходить
новое поколение (так называемое «третье»2), чьё творчество было прямой реак-
цией на «туманную» поэзию и определило поэтический ландшафт 1990-х гг.
Эти поэты были моложе, владели иностранными языками и в большей мере
были подвержены влиянию мировой литературы. Если на «туманных» поэтов
влияли русская, французская (особенно Шарль Бодлер) и китайская республи-
1 Статья подготовлена в рамках проекта РФФИ № 16-24-10001 «Параллельные
процессы в языке современной русской и китайской поэзии».
2 «Первое поколение» – это андеграунд времён «культурной революции», «второе
поколение» – «туманные» поэты.
канская традиции, то поэты нового поколения предпочитали современную
американскую поэзию в лице Аллена Гинзберга, Сильвии Плат, Джона Эшбери
и Гэри Снайдера. Кроме того, «культурная революция» уже не была неотъем-
лемой и травматичной частью их опыта.
Новое поколение демонстрировало широкую палитру стилей и эстетиче-
ских позиций. На этом фоне чётко проявились две тенденции: во-первых, протест
против «туманной» поэзии в отношении тематики, языка и общего видения
задач литературы и искусства. Лишённое исторического пафоса и гуманисти-
ческой ориентации, новое поколение шло навстречу повседневной городской
жизни. Отсюда лёгкий, слегка ироничный – и самоироничный – тон, прозаи-
ческая манера и язык, приближенный к разговорному. Другая тенденция свя-
зана с интересом к конфессиональной поэзии, ностальгии по естественному
и природному, а также со стремлением к мистическому и трансцендентному.
Более всего такие тенденции заметны в поэзии, пишущейся женщинами. По-
этессы нового поколения выглядят смелее в исследовании эмоционального и
психологического мира современного человека — подавляемых желаний, сек-
суальности и общественных противоречий. Важное место в их творчестве за-
нимают темы одиночества, гнева, отчаяния, тревоги и смерти.
Современная поэзия характеризуется окончательным отходом от идеализ-
ма. Поэт Оуян Цзянхэ называет её «творчеством среднего возраста», которое
разительно отличается от «молодого», исполненного надежд творчества 1980-
х. Апофеозом поиска «своего» языка становятся так называемые паньфэнские
дебаты в Пекине (1999), названные в честь отеля «Паньфэн», где проходила
поэтическая конференция, посвящённая состоянию китайского поэтического
творчества и построению его теоретической базы. Паньфэнские дебаты раз-
делили мир поэзии КНР конца 1990-х на два противоборствующих лагеря.
Они стали кульминацией дискуссий о том, на каком языке должна обращать-
ся к читателю новая китайская поэзия. Полемика возникла между «народни-
ками», начавшими это обсуждение, и «интеллектуалами», занявшими оборо-
нительную позицию. Различия в эстетических позициях обнажили существу-
ющие в китайской поэзии разногласия, но конструктивного диалога между
этими двумя лагерями в тот момент не получилось.
Словесная война началась в апреле 1999 г. и продолжалась до 2002 г.: пред-
ставители противоборствующих лагерей забрасывали друг друга обвинения-
ми, порой переходя на личности. Дискуссии подогревались погоней СМИ за
сенсационностью и интересом широкой публики к сопровождавшему дебаты
скандалу. Порядка двенадцати поэтов с обеих сторон приняли участие в этом
обсуждении, порой проходящем в крайне ожесточенной форме. Многие, од-
нако, не были заинтересованы в такой войне слов, и именно последние со
временем образовали так называемую группу «третьего пути», не желающую
участвовать в поэтической войне.
12 13
Суть полемики сводилась к определению того, насколько современный
стих оторвался от повседневной жизни и разговорного языка. Ответ на этот
вопрос был напрямую связан с другим – на каком языке вообще должна соз-
даваться современная поэзия и для какого читателя. Первая, «интеллектуа-
листская», стратегия была представлена в стихах Ван Цзясиня, Цзан Ди, Си
Чуаня, Оуян Цзянхэ, Чэнь Дундуна, Сяо Кайюя, Сунь Вэньбо и других. Они счита-
ли, что поэтический эксперимент должен быть нацелен на демонстрацию не-
зависимой природы языка как такового. Много внимания было отдано актуа-
лизации потенциальных возможностей поэтического языка – использованию
вышедших из употребления слов, окказионализмов, непривычных коннотаций
и т.п. Тем самым язык поэтический снова пытался отделиться от языка повсед-
невного.
«Народные» поэты, напротив, стремились сблизить поэтический язык с
языком разговорным, достигнуть максимального сходства между ними, отказав-
шись среди прочего от тропов и метафор. Особенную роль для поэтов-«народ-
ников» играли китайские диалекты, при этом разговорное слово в их практике
часто подразумевало диалектное слово или даже сленговое. Главные аполо-
геты такого подхода – Хань Дун, Юй Цзянь, Чжоу Лунью, И Ша.
В «нулевые» параллельно с ними начинают активно публиковаться пред-
ставители более молодого поколения — «постсемидесятники» (т.е. рождённые
в 1970-е гг.) и «поствосьмидесятники» (рождённые в 1980-е). Среди них воз-
никает несколько групп, заведомо нацеленных на скандализацию аудитории
и в основном функционирующих в сети, – прежде всего, поэты «телесного низа»,
шокировавшие читателей начиная с 2000 г. Многие из них стали известны в
том числе как сценаристы и режиссёры китайского артхауса.
Как и для других сфер, для современной китайской поэзии интернет ока-
зался мощной демократизирующей силой, которая создала равные условия и
для трудящихся-мигрантов (как поэтесса Чжэн Сяоцюн), и для миллионеров
(как поэт Ло Ин, он же девелопер Хуан Нубо), и для провокаторов от литера-
туры («трэшовое» направление). Социальные медиа не могут не менять совре-
менную поэтическую практику. В январе 2015 г. «WeChat», приложение для
обмена сообщениями и одновременно соцсеть, произвело на свет поэтессу
Юй Сюхуа. Две её книги были опубликованы в течение одной недели, 15 000
экземпляров продано за одну ночь. Критики окрестили её китайской Эмили
Дикинсон. При этом Юй родилась в хубэйской глубинке, страдает от церебраль-
ного паралича и до сих пор веет хозяйство в родной деревне. Никто не знает,
как сложилась бы её судьба, если бы не блогосфера.
Феномен «низовых поэтов» играет в Китае заметную роль. Это сообщество
пишущих, маргинальное с точки зрения литературного официоза и существу-
ющее на периферии как «интеллектуальной», так и «народной» поэзии; ча-
стично оно пересекается с миром поэтов из среды рабочих-мигрантов. Боль-
шинство его представителей не чужды идеологии – движений, в честь которых
направление и получило своё название. В то же время творчество «низовых
поэтов» лишь условно можно назвать политизированным – гораздо больше
внимания в нём отводится переживаниям «человека из народа», не обязатель-
но связанным с общественными проблемами. Вместе эти авторы из разных ре-
гионов страны представляют ощутимую силу на китайской поэтической сцене –
наряду с теми, кого канадский писатель Дуглас Коупленд назвал «алмазным
поколением». Дети 1990-х, выросшие в стремительно глобализирующемся
мире, не мыслящие себя без интернета и прячущие искренность под маской
провокации, – самое юное поколение китайских поэтов, открывающих новую
страницу в истории современного стиха.
В этой антологии представлены двадцать пять поэтов, работающих в разных
городах Китая и порой за его пределами. Они принадлежат к разным поколе-
ниям и придерживаются несхожих творческих установок, но их объединяет
неподдельная увлечённость исследованием возможностей китайского поэти-
ческого языка.
 

Время публикации на сайте:

08.12.17

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus