Химик искусства

Франц Седлачек. Зимний ландшафт. 1931. Вена, собрание Леопольда II.

Автор текста:

Алексей Мокроусов

Место издания:

Franz Sedlacek. Chemiker der Phantasie

 

 

Еще недавно имя Франца Седлачека (1891–1945) мало что говорило даже специалистам. Сын фабриканта холодильников из австрийского Линца, химик по образованию, Седлачек всю жизнь пребывал в статусе художника-любителя. Хотя еще в период между двумя мировыми войнами в свободное от основной работы время он сделал карьеру как профессиональный живописец. Он начинал как журнальный график, печатался в том числе в престижном журнале «Симплициссимус», затем перешел на живопись. Стал членом Сецессиона, публиковал стихи и театральные пародии, дружил с таким же, как он, фантасмагоричным писателем и художником Альфредом Кубиным, а в 1929 году получил золотую медаль на Всемирной выставке в Барселоне. После того как его работы показали на Питсбургской международной выставке живописи и в Нью-Йоркском музее современного искусства, большую статью о нем напечатал журнал Life, назвавший автора — едва ли не в пику Сальвадору Дали — «самым сумасшедшим художником мира». В 1930-е годы он получил на родине три государственные премии за живопись. Судьбу самоучки можно было бы считать счастливой, если бы не политика. В 1938 году, после аншлюса Австрии, художник вступил в Партию национал-социалистов, участвовал в экспозициях «идеологически правильного» искусства. Такой шаг совершили многие современники, в том числе живописцы, и всем это в итоге сошло с рук (семья Седлачека до сих пор считает этот факт его биографии скорее случайностью, а самого его аполитичным, по сути, человеком). Но Седлачек был и офицером вермахта. Всего он участвовал в двух войнах, во Второй мировой служил в Норвегии и выжил под Сталинградом. Исчез же в последнюю зиму войны: в январе 1945-го пропал без вести на Восточном фронте в районе польского города Торунь.

После войны о Седлачеке забыли всерьез и надолго. Лишь 20 лет назад выставку его работ впервые показал Технический музей Вены, где художник служил многие годы, став в 1937-м его директором. Музей хороший, и здание у него величественное, но с точки зрения истории искусства все же несколько не по теме.

 

 

Ф. Седлачек. Ночное возвращение домой. 1927. Landesgalerie Linz.

Ф. Седлачек. Ночное возвращение домой. 1927. Landesgalerie Linz.

 

Недавняя ретроспектива «Химик фантазии» в Музее Вены (данная книга вышла в связи с нею) восстанавливает историческую справедливость. Здесь собрали важнейшие седлачековские работы маслом. Полотна собирались во многих австрийских музеях (некоторые картины хранятся за рубежом, например в Мадридском музее искусств королевы Софии) газеты отозвались рецензиями, а недогадливым в публике наконец-то стало понятно, отчего это аукционные цены на Седлачека растут с завидным постоянством, удваиваясь за несколько лет.

48 картин разбиты на семь тем: натюрморты, техника (художник был явно ею заворожен, сам был страстным автомобилистом), жанровые сцены, гротески и магические миры, зимние ландшафты, пользовавшиеся успехом у покупателей христианские мотивы  … Главное место занимает раздел «магическое / фантастическое». По нему видно, как многому автор научился у старых голландцев, влияние Брейгеля и Босха очевидно.

Седлачек — мастер иррельных композиций на грани «магического реализма» и «новой вещественности». Тщательно выписанные фигуры погружены в столь же тщательно прописанные интерьеры. Это могут быть лаборатория химика (хранящийся в музее Вены «Химик» 1932 года попал на обложку книги), мастерская специалиста по муляжам или библиотека — в любом окружении исследующий мир персонаж сам выглядит загадкой, сосредоточием неведомых лучей и энергий.

Знаменитая «Библиотека» 1926 года, где фигуре книгочея противопоставлен огромный белый попугай хранится в музее Линце. Среди очарованных попугаем был и Густав Майринк. Автор «Голема» даже написал рассказ, вдохновленный этой картиной Седлачека. Уже одно это обстоятельство могло бы обеспечить художнику место в истории. Но понадобилось почти полвека, чтобы о нем просто вспомнили, и еще 20 с лишним лет, чтобы сделали нормальную ретроспективу. Конечно, лучше так, чем никак, но иногда запоздалому признанию нет совершенно никаких извинений.

В книге воспроизведены все работы, показанные на выставке, иллюстрации сопровождаются комментариями Урсулы Шторх. Их предваряют два текста – предисловие директора музея Вены Вольфганга Коса (он называет Седлачека универсальным мыслителем и отмечает его пристрастие к прошлому, патетически переосмысляемому ради видения будущего), а также эссе Габриэле Шпиндлер о жизни и творчестве художника. Шпиндлер – известный специалист по наследию Седлачека, вместе с Андреасом Штрохаймером она подготовила каталог-резоне художника, а в 2012 году куратировала его ретроспективу в Линце – первую большую выставку, представившую автора как мастера «новой вещественности».

 

Франц Седлачек. Сумеречная песня (вторая версия). 1931. Вена, Австрийский национальный банк;

Франц Седлачек. Сумеречная песня (вторая версия). 1931. Вена, Австрийский национальный банк

 

См. также другие иллюстрации художника.

 

При подготовке этого текста автор использовал собственную статью, опубликованную в газете «Коммерсант».

Время публикации на сайте:

11.09.14

Рецензия на книгу

Franz Sedlacek. Chemiker der Phantasie

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка



Новые статьи

Новые книги

Система Orphus