Кузмин как композитор

Александр Головин. Портрет М. А. Кузмина. 1910 (фрагмент)

Автор текста:

Павел Дмитриев

Место издания:

Александрийские песни

MoReBo публикует текст из буклета к диску музыкально-поэтических композиций Михаила Кузмина. 

 

В истории русской культуры имя Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) останется, прежде всего, как имя крупнейшего поэта XX века, в своем поэтическом творчестве во многом определившего пути русского модернизма. И, несмотря на то, что на долгие годы Кузмина постигло забвение, коснувшееся столь многих выдающихся мастеров в советскую эпоху, его поэтический авторитет был высок и в те годы, когда его поэзия была малодоступна для читателей. Теперь становится очевидным, что для русской культуры очень важными были и другие стороны его таланта: его проза, переводы, а также музыкальные сочинения.

Михаил Кузмин родился в Ярославле, но вскоре семья переехала в Саратов. Детство будущего писателя прошло в живописном волжском крае. Русский семейный быт с его патриархальностью, смена времен года, с их неповторимым очарованием, в сочетании с первыми яркими впечатлениями от прочитанных книг (в том числе и на иностранных языках) и услышанных музыкальных произведений, можно сказать, легли в основу мировосприятия Кузмина. Более того, детские воспоминания на всю жизнь оставались для Кузмина той питательной средой, которая (наравне с его литературными и музыкальными впечатлениями) формировала его собственное творчество. В 12-летнем возрасте Кузмин вместе с родителями оказался в Петербурге, и с этих пор его жизнь была связана с российской столицей.

Еще в гимназические годы Кузмин ощутил себя музыкантом и почувствовал тягу к сочинительству. За полтора десятилетия, с 1890 года — первого известного нам музыкального произведения — до 1906 года, когда Кузмин окончательно вступил на литературное поприще, он испробовал свои силы в различных музыкальных жанрах, написав несколько опер, ораторий, создав хоровые, симфонические, камерные инструментальные и вокальные произведения. Музыкальное, и вообще — творческое  дарование Кузмина «подпитывалось» с самого начала общением с друзьями, его музыкальные начинания были поддержаны другом его гимназических лет и постоянным корреспондентом Юшей Чичериным (будущим советским Наркоминдел Георгием Васильевичем Чичериным). Чичерин разглядел в своем сверстнике талант и всемерно содействовал его развитию, помогая Кузмину советами и поддерживая его материально, регулярно обсуждал с ним новинки музыкальной литературы, давал оценку (иногда в высшей степени комплиментарную) его музыкальным произведениям. Возможно, не без влияния Чичерина, Кузмин поступил в 1891 году в Петербургскую консерваторию. Там он занимался теоретическими дисциплинами у А. К. Лядова и Н. А. Римского-Корсакова, однако через два года оставил занятия по болезни и впоследствии брал только частные уроки композиции. Происходивший из аристократической семьи Чичерин вводит своего товарища в избранный круг и, что всего важнее, пытается продвигать его в музыкальном мире. В 1898 году он посылает произведения Кузмина на суд известному петербургскому музыкальному критику  А. П. Коптяеву. В своем отзыве Коптяев отмечает присутствие «своеобразной гармонии и выразительной мелодии», вместе с тем он указывает на недостаточное владение техническими навыками и, главное, подчеркивает превосходство Кузмина — сочинителя вокальных миниатюр над Кузминым-инструменталистом. Позже Б. В. Асафьев в статье «Музыка в творчестве М. А. Кузмина» (1920) афористично определит особенности музыкального дарования Кузмина: «Вкусы строгого мастера, а выполнение по капризам дилетанта». И в музыке, и в литературе Кузмин — мастер миниатюры, причем, именно вокальной миниатюры. Камерная вокальная музыка, благодаря своей интимности, обладает особыми выразительными средствами, и это ее качество как нельзя лучше соответствовало таланту Кузмина. За пятнадцать лет его «долитературного» периода им было написано около четырехсот произведений этого жанра. Среди них — романсы на стихи русских поэтов, начиная от Батюшкова, Пушкина, Лермонтова, А. К. Толстого, Ап. Майкова, Фета, А. Кольцова, И. Сурикова, и заканчивая уже современниками: Надсоном, К. Фофановым, Мережковским и Бальмонтом, а также многочисленные композиции на оригинальные тексты зарубежных поэтов — от Петрарки и Шекспира до Гете, Гюго, Мюссе и Верлена. Очевидно влияние на Кузмина таких композиторов, как Шуберт, Массне, Дебюсси, Мусоргский, Римский-Корсаков и Чайковский. Именно для вокальных миниатюр Кузмин стал сочинять и собственные тексты и, совсем не будет преувеличением сказать, что музыка помогла ему развить его литературный дар. 

Главная среда для исполнения вокальных миниатюр Кузмина — это салон, музыкальный кружок, домашний концерт, где часто он пел свои романсы сам, аккомпанируя себе на рояле. Но своими камерными вокальными сочинениями Кузмин был представлен и в концертах, называвшихся «Вечерами современной музыки» — передового музыкального предприятия, близкого «Миру искусства» и организованного для популяризации современной русской и европейской музыки, проводившегося в Петербурге на протяжении одиннадцати сезонов (1901–1912). В одной из автобиографий Кузмин пишет: «Через семейство Верховских и Чичериных я сблизился с “Вечерами современной музыки” и с людьми, стоящими близко к ним, т. е., с В. Ф. Нувелем, А. П. Нуроком, К. А. Сомовым и С. П. Дягилевым». Здесь же впервые состоялось в апреле 1906 года публичное исполнение нескольких «александрийских песен» Кузмина. Давая отзыв на этот вечер, выдающийся музыкальный критик В. Г. Каратыгин замечает (на страницах журнала «Весы»): «Современные произведения Кузмина  “несоизмеримы” ни с какими другими вещами каких угодно авторов. В одном я уверен, однако: что находящие в его музыке проблески гениальности <...> впадают в меньшее преувеличение, чем отрицающие всякую возможность уразумения основных “принципов” его техники». Парадоксальным образом это суждение Каратыгина падает на начинавшуюся новую эпоху в творчестве Кузмина, эпоху литературы.

Первоначально Кузмин не придавал большого значения своим текстам, которые стал писать исключительно в расчете на музыкальное сопровождение, пока его друзья не обратили внимания на их самодовлеющую ценность. 1906 год можно считать переломным в жизни музыканта и писателя, когда не только он сам ощутил новое качество своего поэтического творчества, но и был признан как литератор интеллектуальной элитой обеих столиц, прежде всего такими авторитетами как Валерий Брюсов и Вячеслав Иванов.

К настоящему времени уже никого не надо убеждать в значении Кузмина для русской литературы XX века, его же музыкальное творчество, не только вокальное, но и музыкально-театральное (до нас дошло немало музыки, написанной им к постановкам пьес русских и зарубежных классических авторов) почти совсем забыто. Настоящей записью двух вокальных циклов Кузмина мы хотели бы привлечь внимание к его музыкальному творчеству.

 

Духовные стихи.

Нотный сборник «Духовные стихи» (тетрадью и отдельными выпусками) вышел в 1912 году в издательстве Ю. Г. Циммермана.

Появление сборника совпало с выходом в московском издательстве «Скорпион» второй книги стихов Кузмина «Осенние озера», где также напечатан (с некоторыми разночтениями) текст «Духовных стихов». В обоих случаях цикл посвящен молодому драгунскому офицеру и поэту В. Г. Князеву. Впоследствии с фигурой Князева связана драматическая история, когда запутавшись в своих чувствах к Кузмину, с одной стороны, и к О. А. Глебовой-Судейкиной, с другой, он кончает в 1913 году жизнь самоубийством. Этому эпизоду посвящено несколько строк в «Поэме без героя» Анны Ахматовой, давшей произошедшему трагическому событию свое истолкование. Понятно, что посвящение в нотах вызвано обстоятельствами жизни Кузмина тех лет и ко времени непосредственного создания «Духовных стихов» отношения не имеет. Обложку к нотному сборнику выполнил художник В. П. Белкин, являвшийся в это время, как и Князев, интимным другом Кузмина.

В отличие от других сборников Кузмина, «Духовные стихи» первоначально не задумывались их автором как отдельный цикл и писались в разное время в период 1901–1903 годов, будучи только стилистически заданы самим жанром «духовного стиха». (В эти годы Кузмин занимался изучением древнерусской музыки и специально интересовался бытом старообрядцев). Все нотные автографы и списки пьес датированы. Даты завершения песен проставлены после нотного текста (вместе с именем святого, которому этот день посвящен в святцах) и написаны на церковно-славянском языке. «Хождение Богородицы по мукам» — 12 апреля 1901 (Св. Василия Парийского);  «О старце и льве» — 21 января 1902 (Св. Максима); «О разбойнике» — 16 декабря 1902 (Пророка Аггея); «Пустыня» — 14 марта 1903 (Св. Венедикта); «Страшный суд» — 10 апреля 1903 (Св. Терентия). В нескольких случаях в рукописи сделана помета на церковно-славянском: «Писахъ Михаила Кузминъ Ярославецъ».

 

Александрийские песни.

Как можно судить по авторскому списку музыкальных произведений, первая редакция вокального цикла была закончена в осенью 1905 года и включала в себя 28 пьес, причем не только вокальных, но также и танцевальные. Однако, несмотря на попытки Кузмина издать «Александрийские песни» в 1910-е годы, единственное издание нотного сборника появилось только в 1921 году в московском Государственном музыкальном издательстве. Очевидно этой публикации (12 произведений в двух тетрадях) содействовал композитор А. С. Лурье, сам писавший музыку на тексты Кузмина, а в 1918–1921 гг. занимавший в Наркомпросе высокий административный пост. Ни автографов «Александрийских песен», ни даже копий до нас не дошло, потому мы не можем судить о том, насколько опубликованный музыкальный текст отличался от первоначального, но, зная особенности композиторского метода Кузмина, можно предполагать, что отличия и не могли носить принципиального характера.

Любопытно отметить, что на знаменитой Башне Вяч. Иванова Кузмин появился в 1906 году в первый раз как музыкант-исполнитель своих «Александрийских песен». Сам он, спустя много лет, дает такой свой тогдашний портрет в дневнике 1934 года: «Небольшая выдающаяся борода, стриженые под скобку волосы, красные сапоги с серебряными подковами, парчовые рубашки, армяки из тонкого сукна в соединении с духами, румянами, подведенными глазами, обилие колец с камнями, мои “Александрийские песни”, музыка и вкусы — должны были производить ошарашивающее впечатление».

В 1906 году В. Я. Брюсов опубликовал в июльском выпуске журнала «Весы» 11 стихотворений из всего цикла. Большая часть «Александрийских песен» (32 стихотворения) были напечатаны при жизни Кузмина в составе его первого поэтического сборника «Сети» (1908) как заключительная четвертая часть всей книги. В 1919 и 1921 гг. Петроградское издательство «Прометей» выпустило книгу «Александрийские песни» отдельным изданием (по своему составу полностью совпадающую с одноименной заключительной частью «Сетей»). Еще несколько «александрийских песен» были опубликованы в 1970–1990-е годы.

Тексты «Александрийских песен» безусловно сочинялись в расчете на музыку, как и подавляющее большинство ранних стихотворений. На сочинение «Александрийских песен» Кузмина оказали определенное влияние, с одной стороны, его поездка в Египет в 1895 году (между прочим, описывая в письме к Чичерину от 17 мая свои впечатления от посещения египетских городов, Кузмин замечает «я записал 9 египетских мотивов»), с другой — литературные впечатления, романы Г. Эберса, Г. Флобера и др. Из наиболее сильных литературных влияний современниками были отмечены «Песни Билитис» (1894) Пьера Луиса, воздействие которых сам Кузмин отвергал. Документально известно лишь то, что Кузмин называл в качестве источников своего вдохновения оригинальные древнеегипетские тексты (в беседе с Н. В. Волькенау, сделавшей на основе общения с поэтом 4 декабря 1925 г. доклад в Литературной секции Государственной академии художественных наук в Москве).

 

На диске впервые представлена полная запись двух музыкально-поэтических циклов М. Кузмина. Следует специально отметить, что нотный текст «Духовных стихов», является новой редакцией, учитывающей не только издание цикла 1912 года, но и дошедшие до нас автографы и рукописные копии, а в «Александрийских песнях» выправлены опечатки издания 1921 года. Нотный текст был приготовлен в конце 1990-х годов для сборника Кузмина, планировавшегося к выходу в издательстве «Музыка» (пользуемся случаем, чтобы выразить свою глубокую признательность редактору издательства М. С. Городецкой). В этот сборник нами были включены вокально-инструментальная сюита «Куранты любви» и все циклы Кузмина на собственные тексты, как опубликованные ранее («Духовные стихи», «С Волги», «Александрийские песни»), так и никогда не публиковавшиеся («Il canzoniere», «Харикл из Милета»).

Выпускаемый диск является, таким образом, первым в ряду музыкальных публикаций Михаила Кузмина — крупнейшего поэта XX века.

 

Время публикации на сайте:

09.12.13
Твитнуть

Книжная полка

  • Верить и видеть. Искусство соборов XII-XV веков
    http://www.ozon.ru/context/detail/id/27933342/
  • Сестра печали
    http://www.ozon.ru/context/detail/id/24698829/
    http://www.litres.ru/vadim-shefner/sestra-pechali/6351239/
  • Литература Содома
    http://www.ozon.ru/?context=search&text=%cb%e8%f2%e5%f0%e0%f2%f3%f0%e0+%d1%ee%e4%ee%ec%e0
  • Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная
    http://www.ozon.ru/context/detail/id/31266432/
    http://www.litres.ru/uolter-ayzekson/eynshteyn-ego-zhizn-i-ego-vselennaya-2/
  • Море - мой брат. Одинокий странник
    http://www.ozon.ru/context/detail/id/31104162/
  • Ostinato. Стихотворения Самюэля Вуда
    http://www.ozon.ru/context/detail/id/23430157/

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка


Читать @moreboru

Новые статьи

Новые книги

Система Orphus